?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

На данный момент получается, что создание природного парка Хибины как-то зашло в тупик. Придется выходить на баррикады. 

Для тех, кто не знает. В Кировске компания Апатит добывала апатит. Вдруг явился СЗФК и заявил, что конец монополии на апатит. Главная проблема с СЗФК, что они хотят разрабатывать месторождение Партомчорр в центре горного массива, что практически УНИЧТОЖИТ природную ценность ХИБИН.

Виктор Петров, исполняющий обязанности председателя Совета Кольского центра охраны дикой природы, в своем ЖЖ пишет про ситуацию с созданием парка. Резюме: 

"...Так продолжалось до 20 марта текущего года. Собственно, с начала года уже закрадывались сомнения, но как-то хотелось надеяться, что порядочные геологи и горняки остались не только в произведениях Куваева, а порядочные инженеры – не только в произведениях Гранина. Надежды оказались напрасными. На заседании комитета Мурманской областной Думы по экологии и охране окружающей среды, посвященном, в том числе, созданию на территории Мурманской области национального парка «Хибины», Михаил Иванович Гусев – директор Апатитского филиала СЗФК заявил, что проект рудника прошел экспертизу, что теперь главное – дорога к руднику, и работы на ней начнутся уже этим летом. После заседания он назвал два приемлемых для СЗФК варианта дороги – оба они рассекают предполагаемый национальный парк, сокращают природный туризм в Хибинах примерно в 10-20 раз и делают абсолютно бессмысленным создание здесь национального парка. Единственную позитивную эмоцию вызвало заявление юриста, представлявшего СЗФК, о том, что теперь, после получения положительного заключения экспертизы по площадке рудника, они готовы осудить возможность проведения обсуждений проекта с общественностью на рабочей группе по сохранению Хибин, которую предполагается создать при областной Думе. Позитивную – не в том плане, что это стоит приветствовать, а в том плане, что очень хорошо показало отношение СЗФК к своим собственным договоренностям, а мне показало уровень моей наивности..."





Несмотря на то, что я зарегистрирован в живом журнале уже на протяжении 3 или 4 лет, я не писал в него ни разу. Это запись написана от чувства безысходности и будет продублирована в живом журнале Ольги Петровой
 – моей жены, с просьбой широко распространять ее. Я осознаю, что написано очень много, а информация не является интересной для широких масс… В то же время, я считаю важным, чтобы это было опубликовано, хотя бы для того, чтобы другие могли на это ссылаться, а не пересказывать снова и снова со ссылкой на мои слова и невольно искажать при этом информацию. (И сразу просьба ко всем пожелавшим спросить, сколько мне заплатили конкуренты, почему я хочу развалить Российскую промышленность, ем ли я продукты, выращенные с применением фосфорных удобрений – спрашивать об этом у меня в живом журнале, потому что в других местах я это могу просто не отследить. Я постараюсь ответить на эти и другие – более конструктивные – вопросы, но, возможно, не сразу – предстоит очень напряженная неделя. Поэтому заранее извиняюсь за низкую скорость ответов, если вопросы конечно будут).

Запись эта вызвана к жизни тем, что в последние полтора месяца некоторые природоохранные организации, работающие в Мурманской области (Кольский экологический центр, Кольский центр охраны дикой природы, Баренцевоморский офис WWF) распространяют пресс-релизы и проводят акции, направленные против планов Северо-западной фосфорной компании, которые, как им (нам) кажется, исключат создание национального парка «Хибины».



Поскольку пресс-релизы и акции проводятся часто, а до этого почти год таких действий не осуществлялось, то даже у непредвзятого читателя может сложиться впечатление, что это весеннее обострение у «зеленых». Поскольку действия направлены против одной компании, хотя в Хибинах действуют две крупные горнодобывающие компании, а природе в Хибинских горах угрожает еще и нерегулируемый туризм, то у непредвзятого читателя может сложиться впечатление, что действия «зеленых» инициированы, а то и проплачены конкурентами. Я попытаюсь изложить свой взгляд на данную ситуацию.

Чтобы читателю были понятны мои склонности и мои резоны, напишу несколько слов о себе. В настоящее время я снова исполняю обязанности председателя Совета Кольского центра охраны дикой природы, а с самого начала официального существования этой общественной организации я был заместителем председателя. Я также являюсь членом другой общественной организации – Кольского экологического центра, хотя членом пассивным: участвую, когда могу, в собраниях и плачу членские взносы. Основное место моей работы – Институт проблем промышленной экологии Севера, в нем я – младший научный сотрудник.

Я считаю, что Северо-Западной фосфорной компании повезло с таким оппонентом, как я. По нескольким причинам, которые можно отнести скорее к ненормальностям или к фобиям и которые очень неудобны для человека, действующего от имени общественной природоохранной организации.

Во-первых, я не люблю и боюсь общественное движение и массовые выступления и акции. Я служил во Внутренних войсках еще во времена Советского Союза, видел что такое толпа, даже маленькая, и как легко она становится неуправляемой, видел, как люди при этом теряют человеческий облик, и видел и убирал после этого окровавленные трупы. Всего пару. Мне хватило.

Во-вторых, мне неприятны именно природоохранные общественные организации, и я считаю, что в нормальном обществе их существовать не должно. Просто потому, что охраной природы должны заниматься квалифицированные профессионалы, и реальная охрана природы – это скорее деятельность инженера (неважно, специалиста по очистным сооружениям или по особо охраняемым природным территориям), а в затеях, рассчитанных на привлечение внимание, а не на конкретную деятельность, не то, что хорошим, даже простым инженером стать сложно.

В-третьих, я очень хорошо, возможно, излишне хорошо – отношусь к геологам. Хотя мои родители и не имели отношения к геологии (мама – инженер, папа – юрист), мне неоднократно повторялось в детстве и юности, что именно геологи в послевоенное время обеспечили экономическое могущество нашей страны. Ну и Куваевская «Территория» – одна, пожалуй, из всего пяти любимейших книг.

Есть еще «в-четвертых» и «в-пятых», но хочется уже перейти непосредственно к тому, о чем запись.

О том, почему предполагается создать национальный парк «Хибины», об истории этой идеи и о том, как осуществлялось проектирование, написано уже довольно много. Вот, например, здесь, поэтому повторяться не буду.

Около пяти лет назад, по инициативе руководившего тогда Комитетом природопользования Мурманской области Николая Ивановича Бичука состоялась встреча руководителей Дирекции особо охраняемых природных территорий Мурманской области и представителей Апатитского филиала СЗФК. Автор этих строк участвовал в той встрече как один из разработчиков эколого-экономического обоснования национального парка. Основная идея этой встречи состояла в следующем. На тот момент было ясно, что в ближайшее время национальный парк создан не будет, поэтому, чтобы предотвратить разрушение экосистем от нерегулируемого туризма, предполагалось организовать природный парк – особо охраняемую природную территорию областного подчинения. При этом было ясно, что разработка Партомчорра, лицензия на которую была получена СЗФК, ставит вообще создание природного или национального парка в Хибинах на грань осмысленности – большая часть туристских маршрутов проходит около или через Партомчорр, и при его разработке обычными способами природный туризм в Хибинах сократиться в разы. Хотелось обсудить, есть ли взаимоприемлемые выходы из такой ситуации. Встреча, как принято говорить, прошла в дружественной обстановке, представители Дирекциии ООПТ и я ушли со встречи в благодушном расположении. Почему? Потому что обе стороны выразили понимание ситуации и договорились о том, что будут взаимно консультироваться перед принятием дальнейших решений. Кроме того, было достигнуто две конкретные договоренности. Первая: СЗФК понимает, что промышленная дорога, рассекающая Хибины, любым образом, делает создание природного или национального парка бессмысленным (именно после этой договоренности между западной и восточной частями проектируемого парка в районе перевала Кукисвум появилась связывающая их перемычка, исключающая реконструкцию проходящего здесь «направления» в промышленную дорогу; только после этих переговоров эту перемычку ввели во все официальные документы по развитию ООПТ в Мурманской области: Схему территориального планирования, Лесной план, Концепцию развития ООПТ)). Вторая: Дирекция ООПТ поддерживает постройку домиков отдыха СЗФК в устье Тулийока, после создания природного парка эти домики могут быть использованы инспекторами Дирекции ООПТ для охраны территории природного парка.

В июне 2010 года в район Партомчорра двинулась техника изыскателей. Дальнейшие события достаточно широко освещались в пресс-релизах природоохранных организаций и на их сайтах, здесь бы хотелось отметить следующее. Когда нам в Кольский центр охраны дикой природы в первый раз сообщили об этом, то мы сочли эту новость огорчающей, но вполне нормальной – СЗФК осуществляет проектные работы на «своем» месторождении, скоро в рамках предусмотренных законом процедур начнется обсуждение, как сделать разработку Партомчорра и создание национального парка «Хибины» не исключающими друг друга. И только после двух месяцев бесполезного ожидания наша организация начала общественные проверки и составление актов, которые затем отправлялись в Комитет по лесному хозяйству Мурманской области и в прокуратуру.

Об осенней встрече представителей общественных и туристских организаций и руководства СЗФК в том же – 2010-ом – году я рассказывать не буду – я на ней не присутствовал, а полностью составил свое представление о ней по аудиозаписи, которую вел с разрешения председателя Совета Директоров СЗФК Сергея Геннадьевича Федорова представлявший Кольский экологический центр Михаил Рыжов. Исходя из того, что я услышал, никаких договоренностей на встрече, кроме той, что новость о ней распространяют после взаимного ознакомления и общественные организации, и СЗФК, достигнуто не было.

После этой встречи проект СЗФК по разработке Партомчорра несколько раз упоминался как основная угроза для создания национального парка в Хибинах в рассылке, интервью и акциях общественных природоохранных организаций. В свою очередь СЗФК ответило письмом в адрес губернатора Мурманской области Д.В. Дмитриенко, Председателя Мурманской областной Думы Е.В. Никоры и Главного федерального инспектора В.П. Лосева (об ответах на него – здесь и здесь). Я не хочу разбирать здесь это письмо, о котором один из подписавших его сказал: «Но ведь здесь не такая уж неправда», – предполагаю, что руководству СЗФК и организаций, проектирующих разработку Партомчорра, заявления природоохранников тоже кажутся неправдой. Важно то, что в письме СЗФК было написано: «На встрече с представителями экологических и туристических организаций в октябре 2010 г. им было предложено создать совместно с разработчиками проекта рабочую группу для анализа предлагаемых проектных решений и определения наиболее оптимальных вариантов строительства рудника и инфраструктуры, однако предложений с их стороны с тех пор не появилось, но нападки на «СЗФК» в прессе продолжаются.» Поддержка этому предложению СЗФК была высказана в ответах как законодательной, так и исполнительной власти Мурманской области. Мы – представители общественных природоохранных организаций – стали искать повторной встречи с руководителями СЗФК, а так как прямой связи с руководством СЗФК у нас нет, то помог нам в этом Комитет промышленного развития, экологии и природопользования Мурманской области. Такая встреча состоялась 5 июля 2011 года Ниже, чтобы никто не заподозрил меня в искажении фактов, я привожу письмо, которое было отправлено мной в рассылку по поддержке национального парка «Хибины». Извиняюсь за большой объем, но сократить без потери смысла получается только некоторые частные детали. Для тех, кто заподозрит, что я утаил какие-то существенные детали, сообщаю, что готов выслать полную копию письма на личный адрес электронной почты, кроме того, уличить меня в недобросовестности может тот представитель СЗФК, которому оно так же было отправлено, или Алексей Альбертович Смирнов, являвшийся в тот момент заместителем председателя Комитета промышленного развития, экологии и природопользования Мурманской области. Вот это письмо:

«Добрый день!

Сегодня состоялась неофициальная встреча с руководством СЗФК. В эту встречу вылились обсуждения складывающейся ситуации с Алексеем Альбертовичем Смирновым… Еще раз подчеркиваю, встреча носила неофициальный характер и была с обоих сторон нацелена на предотвращение развития противостояния.

На встрече присутствовало почти все руководство СЗФК, работающее в настоящий момент в офисе в Коашве. В начале встречи по селектору кратко выступил Федоров.

Встреча продолжалась примерно полтора часа. Во время нее были напряженные моменты, происходившие скорее от недоверия друг к другу, но в целом общение проходило и и завершилось скорее благожелательно…

Рассматривать проблемы предложено с текущего момента, не упоминая о прошлых противоречиях и не выясняя, кто прав и кто виноват в предшествующих действиях и в сложившейся ситуации. Предложение исходило от Алексея Альбертовича. И представители СЗФК, и мы с этим согласились, поскольку такое выяснение как минимум не конструктивно, хотя при разговоре меня несколько раз на это заносило.

В настоящий момент проектная документация по Партомчорру проходит ГлавГосЭкспертизу. После прохождения ГлавГосЭкспертизы будут проведены общественные слушания в Кировске по материалам ОВОС проекта... Все будет проходить … и открыто. Единственная небольшая проблема: по Положению об ОВОС техническое задание на ОВОС должно проходить до его утверждения обсуждение со всеми заинтересованными, в том числе - общественными организациями. Но ОВОС уже выполнена. И задним числом обсуждать ТЗ на него несколько странно и поставит в странное положение и СЗФК, и исполнителя ОВОС. О том, какой мне видится выход из этой ситуации - немного ниже.

В сентябре, до объявления об общественных слушаниях, решено провести встречу заинтересованных организаций по обсуждению природоохранных решений при подготовке проекта и обсуждению имеющихся проектных материалов по национальному парку и возможности совмещения этих проектных решений. Для участия в этой встрече предлагается пригласить не только Мурманские общественные организации, но и представителей туристических клубов и объединений, выступавших в защиту Хибин, представителей туристических фирм, работающих на данной территории, представителей научных институтов, выражавших обеспокоенность возможными противоречиями между разработкой Партомчорра и созданием национального парка "Хибины". Мое предложение заключается в том, чтобы после этой встречи не сразу объявлять о проведении общественных слушаний, а оформить достигнутые на этой встречи договоренности протоколом и рассматривать их как дополнение к ТЗ на ОВОС и дать хотя бы месяц на дополнение проектной документации в соответствии с ними (таким образом получится своего рода замена обсуждения ТЗ на ОВОС с заинтересованными лицами. Такая замена является только предложением, все с ним не согласились, но я надеюсь что мы сможем до этого договориться. Мне кажется это лучше, чем фиктивно обсуждать ТЗ на уже проведенный ОВОС и может быть выгодно всем). В рабочую группу по подготовке встречи, а также определению порядка дальнейшего взаимодействия вошли: представитель СЗФК, Алексей Альбертович Смирнов и я.

По поводу беспокоящих нас инженерных решений.

В отношении смещения зоны рудника на юго-восток для сохранения имеющихся туристических маршрутов было сказано, что технические и технологические возможности по смещению полностью исчерпаны при вынесении рудника из водоохранной зоны. Однако в имеющихся границах СЗФК готова искать возможности по сохранению туристических маршрутов, в том числе, например, по интеграции в туристические маршруты самой инфраструктуры рудника.

В отношении путей вывоза руды было сказано, что это будет отдельный проект, который будет обсуждаться и проходить … экспертизу в том же порядке. Но в случае создания национального парка парк будет учитываться при выборе путей транспортировки. Так же, если мы сможем наладить взаимодействие при выработке решений, будет учитываться и наше мнение…

В отношении маскировки путей вывоза руды и того, чтобы на наиболее интересных для туризма направлениях они были крытыми и вписывались в ландшафт - смотрите предыдущие два пункта. Работу в этом направление вести можно и нужно.

Теперь самое главное. СЗФК готова поддержать создание национального парка "Хибины". Пока говорили о поддержке по двум направлениям. Во-первых, СЗФК готова отправить письмо в МПР с предложением, что создание национального парка необходимо ускорить, он должен быть создан до начала работ на месторождении Партомчорр. Во-вторых, компания готова оказать финансовое содействие доработке экологического обоснования для создания национального парка в соответствии с современными требованиями и подготовке технической документации для этого. Общую сумму на это я озвучил в пределах 500 000 – 700 000 рублей на доработку экологического обоснования (эта сумма указывалась готовыми взяться за это институтами) и 400 000 – 500 000 рублей на подготовку технической документации (эта сумма может несколько измениться, если изменятся расценки земельщиков, лесников и т.д.) О путях этого финансового содействия необходимо будет разговаривать на сентябрьской встрече и при работе после нее.

В заключении было еще раз оговорено, что эта встреча предварительная и на основании нее никаких заявлений не делается - публичные заявления, возможный PR и прочее будут осуществляться после сентябрьской встречи. Поэтому прошу на основе предоставленной информации публичных заявлений не делать, обсуждать только в пределах данной рассылки.

Соответственно, я считаю, что обращение в прокуратуру по нарушению СЗФК Положения об ОВОС, а также наши письма в МПР с предложениями о максимально открытом и публичном обсуждении проектных решений по Партомчорру не нужны: это и так буде осуществлено, причем (считаю необходимым это подчеркнуть, поскольку выше я это ясно не написал) в значительной степени - по доброй воле СЗФК, об этом было сказано в начале нашей встречи еще до любых моих слов. Такие действия с нашей стороны вызовут вполне закономерную обиду, ну и, как мне кажется, в итоге все от этого только потеряют».

Казалось бы, наступило полное взаимопонимание. Действительно, проблема престала быть противостоянием, перешла в сферу инженерных решений. Я и Олег Суткайтис (руководитель Баренцевоморского офиса WWF) поручились перед другими природоохранниками за руководство СЗФК, отвечая на то, что нас пытаются водить за нос вот, например, так (опять цитатата из рассылки по поддержке национального парка «Хибины»):

«…Если кто-то  и пытается увеличить капитализацию СЗФК за счет "фиктивного"  рудника, то это не те, кто с нами разговаривал. Люди уверены, что они делают полезное дело и им делать его интересно, они хотят сделать его качественно. Возможно, я ошибаюсь: не могу сказать, что  никогда  не  ошибался в людях, но впечатление от полуторачасового общения  именно  такое. Людям интересно создавать, находить … возможные  пути…  решения проблем  им…интереснее, чем просто спорить на тему "кто более прав".

Со стороны Мурманских природоохранных организаций была прекращена любая критика предполагаемых работ СЗФК на Партомчорре. Примерно раз в месяц (позже – чаще) я звонил назначенному для подготовки встречи представителю СЗФК (пару раз звонил, по его словам, и Алексей Альбертович Смирнов) и каждый раз мне говорилось: «…давайте перенесем на не полмесяца, …сейчас очень много работы, …у нас важный этап на Оленьем ручье, но мы помним о наших договоренностях…»

Так продолжалось до 20 марта текущего года. Собственно, с начала года уже закрадывались сомнения, но как-то хотелось надеяться, что порядочные геологи и горняки остались не только в произведениях Куваева, а порядочные инженеры – не только в произведениях Гранина. Надежды оказались напрасными. На заседании комитета Мурманской областной Думы по экологии и охране окружающей среды, посвященном, в том числе, созданию на территории Мурманской области национального парка «Хибины», Михаил Иванович Гусев – директор Апатитского филиала СЗФК заявил, что проект рудника прошел экспертизу, что теперь главное – дорога к руднику, и работы на ней начнутся уже этим летом. После заседания он назвал два приемлемых для СЗФК варианта дороги – оба они рассекают предполагаемый национальный парк, сокращают природный туризм в Хибинах примерно в 10-20 раз и делают абсолютно бессмысленным создание здесь национального парка. Единственную позитивную эмоцию вызвало заявление юриста, представлявшего СЗФК, о том, что теперь, после получения положительного заключения экспертизы по площадке рудника, они готовы осудить возможность проведения обсуждений проекта с общественностью на рабочей группе по сохранению Хибин, которую предполагается создать при областной Думе. Позитивную – не в том плане, что это стоит приветствовать, а в том плане, что очень хорошо показало отношение СЗФК к своим собственным договоренностям, а мне показало уровень моей наивности.


Ну и, собственно, все. Общественные природоохранные организации считают любые договоренности с СЗФК нарушенными именно компанией. Хуже того, даже меня теперь сложно убедить, что с СЗФК вообще можно договариваться. Лично я со всеми, кто согласится подписаться, подам заявление в прокуратуру на все известные мне нарушения СЗФК природоохранного законодательства начиная с работ на Оленьем ручье (конечно, не на те, на которые уже жаловались). Хотя меня опять просят отложить это до первого заседания созданной при областной Думе рабочей группы по сохранению Хибин. И в то же время СЗФК ведет переговоры с проектными организациями о подготовке проекта производственной дороги, разрезающей Хибины по худшему из возможных вариантов… Последнюю фразу я подтвердить не могу, но предшествующие события убеждают меня, что это именно так.

Вас не убеждают?



Comments

( 4 comments — Leave a comment )
natovich
Apr. 9th, 2012 05:29 pm (UTC)
не возьмёте на себя труд разместить это в профильном сообществе? толку от этого никакого конечно, но... сами понимаете
che_k
Apr. 9th, 2012 06:58 pm (UTC)
мда. чот печально
2_travellers
Apr. 9th, 2012 07:04 pm (UTC)
да, не то слово. И на вас там тоже под горячую руку, я так понимаю, наехали...
che_k
Apr. 10th, 2012 04:59 am (UTC)
ага, если это наезд был, то уж больно неумело сфабрикованный)
( 4 comments — Leave a comment )

Latest Month

December 2017
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Tags

Powered by LiveJournal.com