?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Слушаем с Маргаритой в машине Лема "Рассказы о пилоте Пирксе". Я сначала поставила, потому что больше нечего было. А там Эдем. А он непростой. Думала, что послушаем 5 минут и переключим на детское. Но мы прослушали два диска полностью. И Маргарита сильно увлеклась космосом. Изучает переменные звезды и спрашивает меня - а девочки летают в космос? а как можно полететь в космос? а когда я вырасту, я смогу полететь в космос? а на Марс уже можно летать? а кто такой кибернетик?

Иногда по ходу прослушивания Марго задает вопросы, но чаще мы молча просто слушаем. И садясь в машину Марго первым делом кричит - быстрее быстрее ставь Пиркса. А про Эдем она просит поставить еще раз:).

А это отрывок из одного рассказа. Здесь про возраст. Очень перекликается с моими мыслями. Можно не читать, там много букв. Это я оставляю исключительно для себя.

"....Возраст между тридцатью и сорока — ближе к сорока — это полоса тени. Уже приходится принимать условия неподписанного, без спросу навязанного договора, уже известно, что обязательное для других обязательно и для тебя и нет исключений из этого правила: приходится стареть, хотя это и противоестественно.



До сих пор это тайком делало наше тело, но теперь этого мало. Требуется примирение. Юность считает правилом игры — нет, ее основой — свою неизменяемость: я был инфантильным, недоразвитым, но теперь-то я уже по-настоящему стал самим собой и таким останусь навсегда.

Это абсурдное представление в сущности является основой человеческого бытия. Когда обнаруживаешь его безосновательность, сначала испытываешь скорее изумление, чем испуг. Возмущаешься так искренне, будто прозрел и понял, что игра, в которую тебя втянули, жульническая и что все должно было идти совсем иначе. Вслед за ошеломлением, гневом, протестом начинаются медлительные переговоры с самим собой, с собственным телом, которые можно передать примерно так: несмотря на то что мы непрерывно и незаметно стареем физически, наш разум никак не может приспособиться к этому непрерывному процессу. Мы настраиваемся на тридцать пять лет, потом — на сорок, словно в этом возрасте так и сможем остаться, а потом, при очередном пересмотре иллюзий, приходится ломать себя, и тут наталкиваешься на такое внутреннее сопротивление, что по инерции перескакиваешь вроде бы даже слишком далеко. Сорокалетний тогда начинает вести себя так, как, по его представлениям, должен вести себя старик. Осознав однажды неотвратимость старения, мы продолжаем игру с угрюмым ожесточением, словно желая коварно удвоить ставку; пожалуйста, мол, если уж это бесстыдное, циничное, жестокое требование должно быть выполнено, если я вынужден оплачивать долги, на которые я не соглашался, не хотел их, ничего о них не знал, — на, получай больше, чем следует; на этой основе (хотя смешно называть это основой) мы пытаемся перекрыть противника. Я вот сделаюсь сразу таким старым, что ты растеряешься. И хотя мы находимся в полосе тени, даже чуть ли не дальше, в периоде потерь и сдачи позиций, на самом деле мы все еще боремся, мы противимся очевидности, и из-за этого трепыхания стареем скачкообразно. То перетянем, то недотянем, а потом видим — как всегда, слишком поздно, — что все эти стычки, эти самоубийственные атаки, отступления, лихие наскоки тоже были несерьезными. Ибо мы стареем, по-детски отказываясь согласиться с тем, на что совсем не требуется нашего согласия, сопротивляемся там, где нет места ни спорам, ни борьбе — тем более борьбе фальшивой.

Полоса тени — это еще не преддверие смерти, но в некоторых отношениях период даже более трудный, ибо здесь уже видишь, что у тебя не осталось неиспробованных шансов. Иными словами, настоящее уже не является преддверием, предисловием, залом ожидания, трамплином великих надежд — ситуация незаметно изменилась. То, что ты считал подготовкой, обернулось окончательной реальностью; предисловие к жизни оказалось подлинным смыслом бытия; надежды — несбыточными фантазиями; все необязательное, предварительное, временное, какое ни на есть — единственным содержанием жизни. Что не исполнилось, то наверняка уже не исполнится; нужно с этим примириться молча, без страха и, если удастся, без отчаяния.

Это критический возраст для космонавтов, больше, чем для кого-либо другого, потому что в этой профессии малейшая неисправность организма сразу лишает тебя всякой ценности. Физиологи иногда говорят, что космонавтика предъявляет требования, слишком высокие даже для людей, идеально развитых и в физическом, и в умственном отношении: выбывая из авангарда, здесь теряешь все.

...

Каждый день необратимо гибнет в мозгу несколько тысяч нейронов, и уже к тридцати годам начинается эта специфическая неощутимая, но неустанная гонка, соперничество между ослабеванием функций мозга, размываемого атрофией, и их совершенствованием на основе накапливающегося опыта; так возникает шаткое равновесие, прямо-таки акробатическое балансирование, которое дает возможность жить — и летать. И видеть сны. Кого он столько раз убивал во сне прошлой ночью? Нет ли в этом какого-то особого смысла?

Пошевелившись на койке, которая заскрипела под его тяжестью, Пиркс подумал, что, может, ему так и не удастся уснуть. До сих пор он не знал бессонницы, но когда-нибудь она должна же появиться. Эта мысль странно обеспокоила его. Он боялся вовсе не бессонной ночи, а такой вот строптивости собственного тела, которое до сих пор было абсолютно надежным, а теперь вдруг распустилось. Он просто не хотел валяться с открытыми глазами; хотя это и было глупо, он сел, бессмысленно воззрился на свою зеленую пижаму и перевел взгляд на книжные полки. Он не рассчитывал найти здесь что-либо интересное, и поэтому его поразила шеренга толстых томов над исклеванной циркулем чертежной доской. Развернутым строем стояла там почти что вся история ареологии; большинство этих книг Пиркс знал, те же самые издания имелись в его библиотеке на Земле. Он встал и начал поочередно притрагиваться к внушительным корешкам..."

Comments

( 12 comments — Leave a comment )
mashtol
Apr. 17th, 2017 09:03 am (UTC)
Как офигенно точно про возраст! Спасибо! Как-то я его читала диагонально раньше)
2_travellers
Apr. 17th, 2017 11:34 am (UTC)
Ну так 10 лет назад я тоже многие вещи пропускала, а теперь вдруг оказалось:)
inkakris
Apr. 17th, 2017 11:19 am (UTC)
Колись, кем начитано и где берут, я сейчас все время что-нибудь слушаю.
2_travellers
Apr. 17th, 2017 11:33 am (UTC)
Это еще старые добрые диски со времен, когда Максим был маленький.
Сейчас все собираюсь чего-то накачать. Так еще и не собралась.
inkakris
Apr. 17th, 2017 01:24 pm (UTC)
если будет возможность, посмотри, пожалуйста, кто читает (или, может, объявляют на записи)? я уж и поищу)
inkakris
Apr. 17th, 2017 02:13 pm (UTC)
пока легче всего находится начитанное Сергеем Кирсановым
2_travellers
Apr. 20th, 2017 02:01 pm (UTC)
Посмотрела. Владимир Самойлов
inkakris
Apr. 20th, 2017 02:12 pm (UTC)
Ага. Спасибо, что посмотрела!
Поищу еще)
kanister
Apr. 17th, 2017 10:51 pm (UTC)
прям таки сбивает с ног своей точностью до малейшего нюанса. нда. а я эту вещь и не читала...
2_travellers
Apr. 18th, 2017 08:45 am (UTC)
Я сама ошалела, когда слушала - как точно сказано-то. И даже потом нашла и перечитала.
kanister
Apr. 17th, 2017 10:51 pm (UTC)
но Марго-то!!! в очередной раз потрясает
2_travellers
Apr. 18th, 2017 08:44 am (UTC)
и не говори - такой неожиданный ребенок:)
( 12 comments — Leave a comment )

Latest Month

December 2017
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Tags

Powered by LiveJournal.com