Викулина Марина и Сергей Коняев - Улиткины (2_travellers) wrote,
Викулина Марина и Сергей Коняев - Улиткины
2_travellers

Categories:

США. Лос-Анджелес - Гранд Каньон. Я что-то не понимаю, почему ты еще жив?

С первых дней стало понятно, что ребенку нашему, который за год вырос и перешел в разряд переходновозрастных подростков, на фиг все это уже не надо. С нами ему было скучно. Виды и достопримечательности ему уже были не интересны. Ненадолго воспрял в Вегасе. А в основном тихонько ныл, что в гробу он видал все эти рассветы и походы по жаре, доставал нас беседами о футболе и сидел  в наушниках,  слушая музыку.

Еще он был после болезни – накануне отъезда его выписали из Костромской больницы после тяжелейшего отита. В ушах у него все время стучало, бульчало и что-то происходило. Поэтому мы всю дорогу за него боялись. А сам он под предлогом больных ушей совершенно не мылся, чтобы повторно не заболеть.

В аэропорту на огромных экранах хохочет Джигурда (любимый герой Макса), призывая подключить роуминг за 0 рублей. У нас не вышло – Система перегружена. Оджигурдеть – говорит Максим.

Летим на огромном Боинге, который забит армянами. Я и не знала, что они такие шумные. В самолете жутчайший дубак. И Сережа, который упорно не хочет брать с собой кофту в самолет, трясется как заяц. Все просьбы выключить кондиционер безрезультатны. Не работает половина индивидуальных мониторов. Те, которые работают, не слышно в наушники. Ох, «люблю» Трансаэро. Смотрим кино по нетбуку. В голове шумят Хибины, не давая забыться.

Оказывается, коридор полета в Лос-Анджелес проходит через Карелию и Мурманскую область. Самолет летит прямо над Апатитами. И только уже после них  начинает подавать на запад – к Гренландии.

12 часов лету, как с куста, и мы ужасно уставшие выгребаем в аэропорт. Долгая процедура на границе и, наконец, получаем машину.

Дома думаю, только бы не забыть права, только бы не забыть. Выкладываю их на всякий случай на стол. Максим проходит мимо и говорит: «Мама, ты в курсе, что у тебя права закончились?». Е-мое. Они оказывается закончились еще полгода назад.

Я в панике, ведь бронировала машину я, поэтому выдавать ее должны мне. Вдруг не выдадут? Выдали. Не знаю, поняли или нет, что права у меня уже не действительны.

Решаем заглянуть на Санта Монику, где в прошлом году завершили свое турне. В этот раз с этого начали.

Закат на Санта Монике.



«Сережа, как ты справляешь?» - спрашиваю я. Как Сережа умудряется водить в незнакомом городе в незнакомой стране после 12 часов в самолете и больше суток не спавши – остается для меня загадкой. Я бы не справилась – совершенно точно.

Заселяемся в мотель в Голливуде. Все какое-то обшарпанное вокруг и полно сумасшедших. Тут же проваливаемся в глубокий сон.

Рано утром идем на Аллею звезд. Как-то не так я ее себе представляла. Узкая улица, узкие тротуары. Эти звезды лежат прямо под ногами, и ты постоянно наступаешь то, на Майкла Джексона, то на Тома Круза, то на Чарли Чаплина. Выглядит все это как-то неприглядно совершенно. Сумасшедших с прошлого дня стало не только не меньше, а еще больше!

Из некоторых мест была увидена знаменитая надпись Hollywood, но Сережа ее не сфотографировал, так что отчитаться нечем.

Заезжаем в огромный супермаркет Wallmart и мощно так отовариваемся. Это самые дешевые из найденных нами супермаркетов. НО! Спальник и коврики там приобретенные мы потом выкинули. Все это было не то чтобы прямо копейки и при этом еще и одноразовое. Как мы потом поняли, американцы совершенно по-другому относятся к вещам. Это мы покупаем так, чтобы лет на 10 хватило. Американцы покупают все каждый раз новое и дешевое, после чего просто все выкидывают.  Знаменитое американское качество.

Встаем на трассу 10 и пересекаем Южную Калифорнию и Южную Аризону. Цель была такая – увидеть знаменитые аризонские кактусы. Вот в прошлом году были в Аризоне, а кактусов не видели.

Цель была достигнута. Как только пересекли границу Калифорнии с Аризоной кактусы пошли со страшной первобытной силой.

Вместе с кактусами начался какой-то небывалый ливень вместе с небывалой грозой, естественно. И это в пустыне. Аризона. Кактусы. Ливень.

К вечеру уже все квелые от сдвига временных поясов.

Я: «Почему вы такие грустные. Вас что не возбуждают кактусы?»

С: «Да, я просто в необычайном возбуждении»

Максим: «Да, я просто ржу от восторга»

Свернули с 10-й дороги в сторону Грандканьона. Ночуем в кемпинге в горах недалеко от города Prescott.

Как жалко, что мы только в самом конце догадались фотографировать места наших ночевок. Место исключительно красивое, как и практически все места, где мы ночевали. Хвойный лес. Закат. Завывают койоты. Мы пьем калифорнийское вино. Но Хибины продолжают туманить мозги.

После первого дня вождения Сережа резюмирует: «Американцы совершенно по-другому относятся к безопасности. Ответственно. Водят исключительно хорошо.»

Спим. Воют койоты.

Prescott  - картинный городок, сошедший со страниц романов о Диком Западе, и много раз виденный в кино. Тут все есть и салуны, и родео, и ковбойские шляпы, и театр, и чинные викторианские домики. Прямо какая-то ваниль разлита в воздухе, по словам Максима.

Я: «Так, вечером нам надо лететь на вертолете над Гранд Каньоном. А еще есть метеоритный кратер и окаменевший лес. Вы что выбираете?»

Сережа: «Мы хотим везде и везде успеем!»

Аризонский метеоритный кратер. При подъезде к кратеру  начинает работать радио на определенной частоте, которое вещает о кратере.

Аншлаг: «Сбросьте скорость! Падающие метеоры!»

Сам кратер находится на частной территории. Владельцы 100 лет назад пытались найти алмазы. Но не вышло. Устроили турист-этрекшен. Кроме дырки в земле предлагается музей, экспозиции, фильмы про другие кратеры. Аризонский – не самый большой, но очень хорошо сохранившийся. Аридный климат, так сказать.

Зрелище впечатляет, но не долго. Едем дальше в Petrefied forest по дороге 40, легендарной 66. Сворачиваем на 180, чтобы заехать в национальный парк с юга и выехать на севере. Понять в начале, как это образовалось сложно. Но можно. Рос огромный лес. Сошел какой-то титанический селевой поток с примесью пепла, видимо, извержение где-то случилось. Все деревья были покрыты разом и забетонировались. На большой глубине, где они потом через миллионы лет оказались, с ними произошли разные химические превращения. Замещение одних элементов на другие. И собственно, то, что мы видим теперь, это не древесина, конечно, уже никакая. Это прекрасные агаты. Агатовые деревья! И теперь по прошествии еще миллионов лет и бесконечных движений земной поверхности, они (погребенные когда-то деревья) опять оказались на поверхности. Разрушаясь, окружающие породы обнажают погребенные когда-то селевым потоком деревья (вдумайтесь много-много миллионов лет назад), ставшие теперь агатовыми столбами.

Нет, крышу определенно сносит от всего, что происходит на плато Колорадо.






Самые интересные места и много-много окаменевших деревьев на юге парка.

К вечеру начинает долбить гроза. Туда-сюда. По три подряд. Бесконечные разряды громыхают. А потом и ливень. Я что-то не понимаю, мы где? В пустыне или как?

Нам сегодня в кемпинге ночевать, а за бортом что-то невообразимое. Собирались полетать на вертолете над Гранд каньоном, а тут из машины выйти некуда – потоки воды вокруг. Холодно. Да, молнии, долбят и долбят. И никакого тебе заката над Гранд каньоном. И спать так хочется, просто сил нет. Хотя, несмотря на дождь, попытка встретить закат была.

Зашли в магазин в главной деревне Гранд каньона. Пытались поймать интернет. Поймать его сложно. А мы ведь хотели успеть записаться на пермит в Subway. Дождь продолжает поливать. Мы все мокрые. Ставить палатку все равно некуда. Решили вернуться  в Tusayan. Там есть Макдональдс, в котором есть интернет.

Спать хочется жутко. Глаза закрываются на ходу. В Макдональдсе записываемся в Subway. И только тут до меня доходит, что торопиться на запись не надо было. Я думала, кто быстрее, тот и получил. Ага. Это запись только на лотерею. На данном этапе записано народу мало. Всего 9 запросов на 20 пермитов. Но каков размер группы стоит за каждым запросом, мы ведь не знаем. Получат первые двое, а с ними еще по 10 человек и все, всем остальным отдыхать. Изучала-изучала, в результате так ничего и не изучила. Все понимается по ходу событий. Да, грустненько.

Но мы были уверены, что нам дадут. Даже стали приглядывать гермомешок для фотоаппарата.

В полной темноте и, найдя маленький относительно сухой клочок суши, ставим палатку. Быстро-быстро едим рис. И, не успев лечь, засыпаем.

Всю ночь шел дождь. Утром должен быть рассвет над Гранд Каньоном. Я просыпаюсь в 4 и выглядываю из палатки. Ничего не видно. Дождя вроде нет. И вдруг в просвет облаков вижу звезду.

«Так, Сережа, подъем! Я видела звезду!»

Сережа пытается увильнуть от грандиозного зрелища над каньоном. Но со мной спорить бесполезно, что касается рассветов-закатов и достопримечательностей. Вот все остальное – это, пожалуйста. А вот рассвет – закат – это святое!

Сережа вылезает из палатки. Чуть брезжит свет. И видно, что небо затянуто облаками.

С: «Хороший трюк со звездой»

Восток чист. Рассвет прекрасен. Собравшаяся толпа народа даже не сильно гомонит. Я просто обожаю, когда люди приезжают на рассвет и трындят-трындят-трындят. Тут все было гармонично. Толпа взрослый людей, как завороженные, смотрят на восток, туда, где должно появиться солнце. Даже фотоаппараты щелкают как-то благоговейно.

И как только появляется тот самый свет. Кончается батарейка в фотоаппарате. Дальше встречаем рассвет без фото.

Когда вернулись и Максим узнал, что батарейка села, он  спросил у папы:

«Я что-то не понимаю, почему ты еще жив»

Сережа: «Да, ты бы видел, как мать на меня посмотрела. Я так понял, что она окончательно поставила на мне крест».

Собираем рюкзаки. Нас ждет спуск к реке Колорадо. 



Tags: Лос Анджелес, США, Северная Америка, Улиткина пишет, дороги, национальные парки США, наши путешествия, наши фотографии, пустыни
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments