Викулина Марина и Сергей Коняев - Улиткины (2_travellers) wrote,
Викулина Марина и Сергей Коняев - Улиткины
2_travellers

Categories:

Африка. Про багаж - продолжение


Стоим, тупо смотрим на проезжающую ленту и понимаем, что багаж уже никто не снимает, сумки ездят туда-сюда. Вдруг через рваные полосы резины на ленте с улицы въезжает черный человек и говорит:
«Все, ребята, больше багажа нет», и начинает снимать сумки, которые никто не забирает. 
«Как нет?» - спрашиваем мы и еще человек 20 таких же бедолаг. Нам некоторое время еще кажется, что все это - какая-то шутка, и мы не остались в Африке без всего, что нам нужно.

 

На стойке «потеря багажа» постепенно скапливается очередь. Все пишут заявление, никто даже и не думает извиняться. Говорят, что те, кто пролетает Йоханнесбург, теряет вещи в 10% случаев.

«Приходите завтра – в день 4 рейса, может подвезут».
«А если нет?»
«Ну, нет, так нет. Если не будет 7 дней, то вам выплатят стоимость».
«7 дней? Вы думаете, мы приехали в такую даль ждать 7 дней – найдут - не найдут?»

Женщина пожимает плечами – ей вообще все равно. И как мы потом поняли, это основная особенность африканцев. Ты можешь биться в истерике рядом с ней, но она не будет даже улыбаться, глядя на тебя, а может и будет, но только если своим мыслям в данный момент. Они абсолютно равнодушны к чужому горю. Для нервной системы – это, кстати, очень пользительно. Думаю, африканцы (по крайней мере, в тех странах, где мы были) – самые счастливые люди.

Но об особенностях африканцев еще потом будет сказано. А сейчас вернемся к нашему багажу. Мы собирались, схватив его, мчатся на машине в саванну. Но теперь придется искать жилье в Виндхуке, который нам совершенно не нужен, и ждать до завтра. То, что багаж привезут завтра, мы нисколько не сомневались. Как же не привезут, ведь мы проделали столько долгий путь, не может быть, чтобы вот так все накрылось. Я уже меняю планы, один день, подумаешь, впереди еще целый месяц.

Те, кто меня знают хорошо, не удивятся, что при всей этой котовасии я ревела, как сумасшедшая. Это у меня наиважнейшая и первейшая реакция на всяческие неприятности, на приятности, кстати, тоже. И главное, что это, во-первых, мешает мне думать. Думает в этот момент Сережа. А, во-вторых, рыдаю я только с ним рядом. Если я оказываюсь в компании без Сережи, то реветь мне не приходит в голову, я беру решение всех проблем на себя. Но как только рядом есть мужчина, на которого я могу положиться, я всячески распускаюсь и не могу разумно мыслить. Так вот реву я, утирая, сопли, и в этом состоянии подходим мы на стойку выдачи машины.

С машиной все отлично, она нас ждет, вот, там…, только стоит она существенно дороже, чем нам оглашали. Как же так, тычем  бронями, письмами, нам сетуют на курс, который меняется.
"Э, так ведь курс не может измениться в 2 раза, не так ли?"
" Да, не может, но стоит машина столько-то, и мы ничего поделать не можем".
 
И тут, я с новой силой начинаю (продолжаю) рыдать и сморкаться в оставшиеся от перелета салфетки. Женщина за стойкой, конечно, понять ничего не может, но что меня еще тогда удивляло, даже сквозь слезы, так это абсолютное равнодушие и отсутствие недоумения. Почему человек рыдает рядом с ней, ее совершенно не интересовало.

Наконец, скинув, какие-то не существенные страховки, мы существенно снизили цену на машину и, наконец, покинули аэропорт/

наша машина - 4ВД

 

Машина – классная, двухместная тойота с огромным кузовом. В нем мы планировали спать, если что.

За окнами саванна, но я продолжаю рыдать, так как необходимо некоторое время, чтобы я смогла остановить данный процесс. Еще обычно по сценарию положено, что Сережа все решит-уладит, я при этом рыдаю, а после всего он начинает на меня кричать. В общем, сценарий идет по заданной программе.

Въезжаем в славный Виндхук. Время 16:30, начинает темнеть, заезжаем в магазин, покупаем какие-то незначительные продукты на ужин и едем искать жилье. Хорошо, хоть путеводитель с нами. И вдруг темнеет, причем прямо раз – и все – темнотища. Какой-то темный город, заборы с колючей проволокой под напряжением, пустые улицы и левостороннее движение. Сережа мужественно справляется с желанием выехать на встречную. Пока едешь прямо, все не так страшно, но как только начинается развязка, круги, повороты, разобраться в темноте - куда и кто едет невозможно.

Ох, уж, эта Англия – полмира испортила.

Выбрала гестхаус – один из самых дешевых – подъезжаем. Темно, все ворота запаяны, звоним в звоночки. Открывает немец, проводит, показывает. Комната с душем и туалетом в отдельном здании стоит 50 долларов.
"Вы что, это дорого."

Едем дальше. На прощанье немец нам советует сумки с собой не носить, а оставлять их в машине. Ехать дальше оказалось еще сложнее. Стало непроходимо темно, ориентироваться так сложно, что просто зубы сводит, при этом мы же еще и не спали  2 дня, кроме обрывочного сна в самолете и краткого - на полу в аэропорту. Посетив еще пару отелей, в которые можно попасть только через «звонок-домофон-отъезд ворот-впуск», поняли, что дешевле 50 долларов искать бесполезно. Цены в путеводителе устарели раза в 2, хотя издание новое.

Едем в итоге обратно в гестхаус, который оказался, как самым приличным, так и самым дешевым. Немец не выразил никаких эмоций, впуская нас обратно. Сказал, что вещи в Йобурге теряют очень часто. На улице холодно, я достаю те немногочисленные вещи, которые летели со мной в самолете. Сережа не хотел брать теплые вещи вообще, аргументировав это тем, что едем-то в Африку. На мои возражения, что сейчас там холодно, только посмеивался. Теперь я посмеиваюсь над ним, одетая в пуховик и двое штанов.

Сережа предложил поесть в номере по корочке хлеба и спать.

«Нет, я хочу выпить вина, порыдать и постенать -  "ах, какая я несчастная"».

После полбутылки вина настроение улучшилось почти до нормы и стало казаться, «да, ладно, переночевали в городе, подумаешь». Вино заедаем продуктами, припасенными в самолетах, которые я складывала под неодобрительный взгляд Сережи. Я кроме прозвища "Улиткина", имею еще прозвище – "белка", так как особенно в поездках пытаюсь набрать всего побольше на всякий случай.

 

24.07. Идя на завтрак, проходили мимо маленького бассейна, вода в котором покрыта коркой льда. Сережа безмолвно показывает на это пальцем. «А что я тебе говорила» - торжествую я, кутаясь в пуховик. На стене крупными буквами написано, что открыто до 17:00. Это повезло нам, что нас еще вчера пустили, аж, 2 раза. Немец рассказывает, что жизнь после 17:00 полностью замирает, и надо все свои дела заканчивать до этого времени.

Завтракаем. Первый рейс в 11. Настроение хорошее, предварительно заехав в магазин и закупив еды на поездку, едем в аэропорт с нечищеными уже 3 сутки зубами. Цены в магазинах, кстати, дороже московских. Я хожу с калькулятором и высчитываю – все процентов на 20-50 дороже, чем в Москве. Мы даже не заем, что нам закупать, потому что в рюкзаках куча продуктов, сублиматы, колбаса и кофе с чаем.

Сережа пошел в багажный зал один, я жду его снаружи. По мере того, как время идет, а люди уже почти не выходят, я понимаю, что вещи наши не прилетели.

Когда прошло 1,5 часа, и я уже, естественно, начала рыдать заново, вышел Сережа. Нам оставалось только ждать следующих рейсов. Едем в город, я рыдаю:). В городе делать абсолютно нечего. АБСОЛЮТНО. Если бы это был Рим или Мадрид, неужели мы бы не нашли, чем бы заняться. А тут ничего – совершенно ничего. Все достопримечательности, к которым так рвались, находятся на приличном расстоянии. Ходим по «центру», меняем деньги, заходим в офис Южноафриканских, где пытаемся получить компенсацию.

«Вы или сейчас получается по 100 евро и никаких больше претензий, или ждете 7 дней, после чего мы выплачиваем вам стоимость багажа».

После того, как я снова слышу цифру 7, спусковой крючок опять срабатывает, и я опять начинаю рыдать.  Сережа уже на меня не кричит, так как с удовольствием сам бы тоже порыдал:). 
Мы решили все-таки взять деньги сейчас, так как в любом случае 7 дней мы здесь сидеть не будем.

Не буду описывать, как мы опять безрезультатно ждали вещи, как познакомились с такими же бедолагами, как я с криками и кулаками бросилась на невозмутимую тетку со словами: «Да, вы нам весь отпуск испортили». Багаж теряется на каждом рейсе обязательно. С завистью смотрю на людей, которые забирают свои сумки и следуют дальше. 10% не приезжает – это каждый рейс.

Решаем сменить место жительства и по пути заезжаем в какие-то места для ночлега. Несколько раз нам сказали фразу, которая преследовала нас всю дорогу: “fully booked» (все забронировано), в некоторых местах цена оказывалась неподъемной.  Ексель-моксель, мировой кризис, называется. Такие цены, а все забито, не сидится видите ли им всем дома.

саванна - или по-африкански буш


Мы опять вернулись в наш гест. Опять распиваем на улице, только в этот раз настроение уже так легко не улучшается.

 

25.07. Первое, что мы делаем, выйдя на следующее утро из гостиницы, так это покупаем зубную щетку и пасту. Зашли в спортивный магазин, где присмотрели спальник, одеяло и подушки, это на случай, если вещей наших не будет. Мы решили после первого рейса быстро закупив присмотренные одеяла, ехать дальше -  любоваться красотами Африки. Глядя, как Сережа домовито приценивается к одеялам и подушкам, мне становится грустно. Надо было так долго собираться, складывать вещичка к вещичке, чтобы теперь покупать все это. Но сама же прекрасно знаю, что несмотря ни на что, человек ко всему привыкает, так и мы быстренько приспособимся к одеялкам.

Почистив зубы, мы с тяжелым сердцем едем опять в аэропорт на своем 4 ВД. По дороге встречаем жирафов, бабуинов и всяких там пумбов (бородавочников), которые перебегают дорогу на каждом шагу.

Напряженными глазами я всматриваюсь в багажную ленту и вдруг вижу один из наших рюкзаков. Зал оглашается криком радости, естественно, я начинаю плакать, только на этот раз уже от радости. Даже если будет один рюкзак, то это уже абсолютное и полное счастье. И тут появляется второй. ОООООООООООООО!!!!!!! Я уже приплясываю. Клапан разорван, оттуда вывалились какие-то вещи. Ерунда, подумаешь клапан, мы тут собирались завернутые в одеяла спать.

Наконец, со счастливыми лицами, схватив в охапку наши любимые рюкзаки, мы двинулись к выходу, проходя растерянных людей, в этот раз их было как-то необычно много – человек 30. Особенно жалко было 2 мужиков, которые были одеты в колоритные одежды тирольцев. Вышли они такие в шляпах и сапогах - красавцы, и стоят - тупо смотрят, еще не зная, что их ждет, они еще думают, что это какая-то ошибка. Но мы уже не можем печалиться, мы наконец-то рвем когти.

Здравствуй Африка!!!

термитник
 

Tags: Африка, Намибия
Subscribe

  • Oceanside - два дня отдыха

    Начало Нью-Йорк Бостон Аппалачи Ванкувер Трасса№1 Банф Калгари Glacier Сиэтл Секвойи Долина смерти Канаб White Pocket - 1 White…

  • Поезд на Сан Диего через Юму

    Начало Нью-Йорк Бостон Аппалачи Ванкувер Трасса№1 Банф Калгари Glacier Сиэтл Секвойи Долина смерти Канаб White Pocket - 1 White…

  • Монументы и каменные деревья

    Начало Нью-Йорк Бостон Аппалачи Ванкувер Трасса№1 Банф Калгари Glacier Сиэтл Секвойи Долина смерти Канаб White Pocket - 1 White…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

  • Oceanside - два дня отдыха

    Начало Нью-Йорк Бостон Аппалачи Ванкувер Трасса№1 Банф Калгари Glacier Сиэтл Секвойи Долина смерти Канаб White Pocket - 1 White…

  • Поезд на Сан Диего через Юму

    Начало Нью-Йорк Бостон Аппалачи Ванкувер Трасса№1 Банф Калгари Glacier Сиэтл Секвойи Долина смерти Канаб White Pocket - 1 White…

  • Монументы и каменные деревья

    Начало Нью-Йорк Бостон Аппалачи Ванкувер Трасса№1 Банф Калгари Glacier Сиэтл Секвойи Долина смерти Канаб White Pocket - 1 White…