Викулина Марина и Сергей Коняев - Улиткины (2_travellers) wrote,
Викулина Марина и Сергей Коняев - Улиткины
2_travellers

Categories:

Африка. Намибия. Знакомство с Африкой - кошки, химба, котики

Часть вторая.
Намибия.
Знакомство с Африкой – кошки, химба, котики.

Едем на север – нашей целью является центр изучения диких кошек, которые живут на воле, но все-таки за заборами. Посланные заранее к ним письма остались без ответа.
Дороги хорошие, по краям огорожены сетками, но звери типа бородавочников перелезают сетки и создают аварийные ситуации. Жертвы таких ситуаций валяются вдоль обочин.

Намибия – бывшая немецкая колония, таковой фактически она поныне и остается. Немцев больше, чем негров, по крайней мере, их вторых почти не видно, немцы руководят, а негры работают, везде порядок, все огорожено натунутыми, как струны заборами.В какой-то момент понимаем, что уехали не в ту сторону и решаем срезать, получившийся угол. Дороги в Намибии делятся по трем категориям – b (центральные), с (второстепенные), d (типа самые плохие, но надо учесть, что немецкие плохие, это совсем не то). Дороги все пронумерованы, как на карте, так и на местности. Царит полный порядок.

Антилопа Орикс
 


 






Так вот съехали мы на проселочную дорогу, чтобы срезать, и тут началось, во-первых, многочисленные животные, которые скачут и прыгают чуть ли не под колесами, во-вторых, ворота, которые отгораживают одно ранчо от другого. Постоянно надо выходить из машины, чтобы открыть-закрыть ворота. Одна ферма сменяется другой, заборы, пустого пространства нет совсем. Иногда отворотки со стрелочками – Мистер Шульц, мистер Шварцвассер и еще какой-нибудь гугенхайм. Ну, и коровы, они повсюду - топчут, жуют, пьют и т.д. Ехали мы по этим заборам-воротам часа1,5 и как-то даже стало не по себе. Не такого мы ждали от Африки, ждали просторов, вольных ветров и поющих на полях негров.Африка – нетороплива. Все делается медленно. В книжном магазине пытались купить карту. Женщина – продавец задумчиво разговаривает по телефону. Мы нетерпеливо топчемся рядом. Нет, мы никуда не торопимся, но так просто стоять мы тоже не можем – другой стиль жизни. Через пять минут женщина зовет молодого человека, чтобы он нас обслужил. Он крайне медленно (я даже и не подумала бы, что так медленно можно что либо делать) пробивает, считает, а потом начинает упаковывать – тщательно, неторопливо. Но тут уже нервы мои не выдерживают, я просто вырываю карту у него из рук. Нет, я не могу.
Подъезжаем к повороту к центру кошек. Шлагбаум, негры с рациями. Тут в принципе мы впервые столкнулись с африканской действительностью. Багажную историю не считаем, так как мы были неадекватны.

Объясняем, зачем, почему и как.
«Есть ли букин (бронь)?»
«Нет, мы писали, нам не ответили, но все равно мы бы опоздали, потеряли багаж»
«Без брони нельзя». Все с самыми доброжелательными улыбками и даже извинениями. Мне все казалось, что они сейчас бухнутся на колени и начнут ботинки нам чистить. Еще читалось, что очень боятся сделать что-то не так. Вспомнился анекдот про крокодилов, которые летают, вследствие того, что их сильно бьют.
«Что совсем нельзя, нет мест?»
Ага, думает негр, внештатная ситуация, видимо, надо связаться с центром
Там-пам-пим… прием, прием… тут приехали, хотят.
«Есть ли букин?» - слышится на том краю рации.
«Нет»
Нам передают трубку. Мы долго подробно объясняем, зачем мы приехали, чего мы хотим. Очень интересовало женщину на проводе отсутствие нашей брони. Мы не можем понять, в чем дело.
«Что нет мест в кемпинге?"
«Есть».
«Что животные разбежались?»
«Нет».
«Мы хотим сафари к кошкам, можно?»
«Можно».
«Так в чем же дело?»
На том конце провода совещание, разговоры.
«Да, проезжайте».
Ух. Даааа, что-то трудно с этими африканцами.

Ехать по дороге еще километров 40, вокруг заборы, но за заборами всевозможные животные, Сережа с трудом заставляет ехать себя дальше, так как хочет остановиться и снимать-снимать-снимать. Но я его торможу, если останавливаться возле каждой газельки, то никуда не успеем. Он, естественно, меня ненавидит.
По пути встречаем сафарийную машину, которая с 6 человеками движется, видимо, к кошкам. На вечернее сафари, мы не успели. Ладно.
Доезжаем до центральной площадки, там нас встречает один немец, опустившегося вида – с грязными руками-ногами, полуодетый (ощущение, что это какой-то одичавший человек) и Джун негроидного типа, которая долго и нудно общалась с нами по телефону. Нам подносят ледяной чай, который страшно глотать, даже, если забыть, что на дворе холод собачий. может они хотели нашей смерти? Долго гоняю во рту один глоточек, пытаясь его нагреть.

Джун нас ведет к компьютеру и долго показывает нам какие-то документы, файлы, электронную почту, объясняя при этом, что писем она наших не получала, и брони нашей она не имеет.
Мы стоим в растерянности на нее смотрим.
«Understand me?»
«Yes? Но в чем дело, что нет мест?»
«Есть»
«Так чего ты нас уже запарила своей бронью, раз места есть все равно? Мы можем поселиться и поиметь сафари?»
«Можете»
"Так может хватит про бронь?".
Нас пытаюсь заставить переночевать в лодже, но мы предпочитаем кемпинги. Нас отговаривают, мы не соглашаемся.

Ок. Они недовольны, чем, мы так и не поняли. Такое ощущение, что в кемпинге у них никто не живет. Или они хотят как можно больше денег с нас содрать. Содрали они с нас и так много, несмотря на то, что вечернее сафари мы пропустили, они все равно берут за него деньги,
«Такие у нас правила, вы не согласны?»
«У нас есть выбор?»

Мы уже так устали, мы уже так хотим Африки, что эти 2 перца нас окончательно доконали. И мне пришлось даже изобразить свою мину, которой я показываю, что недовольна. Но я же в Африке, на них моя мина не действует:).
Наконец, нас проводили в кемпинг, он находится далеко от центрального офиса, там никого нет, не пойму до сих пор из-за чего был весь сыр-бор.
Место – шикарное, на склоне, вокруг саванна, бродят антилопы, и видно, как садится солнце. Первый раз мы наблюдаем закат в Африке. Это одно из самых потрясающих африканских действ. Все окрашивается желто-розово-красными цветами, а потом красное солнце постепенно погружается за горизонт. Да, все это напоминает закат в мультике – «Король лев». Я раньше думала, что там утрированные цвета. Нет, закат в Африке действительно красно-феерический.
Успели погулять вокруг, пощелкать некоторых животин. Нас пугали дикими животными, но честное слово, после того, как ты спал среди пасущихся камчатских медведей, уже, ни один зверь не страшен. После захода солнца – тишина и холод.

Орикс - он был наш первенький, поэтому ему досталось по полной.


Весь кузов в нашей машине запылен, интересно, как мы будем спать в нем? Пока ставим палатку. Жжем костер из красноствольного вкуснопахнущего дерева, которое горит ровно, жарко. Едим макароны и пьем совсем недурное южноафриканское вино. Беседы. Первые впечатления. Блаженство.

Уже в полной темноте в свет костра выныривает негр, я даже испугалась от неожиданности. Ночью их лица сливаются с темнотой – одни белки глаз, да зубы поблескивают. Люди без лиц. Дает нам рацию, чтобы если что, мы вызывали центр.
«А что может произойти?»
«Что-нибудь», - задумчиво говорит негр. Чем-то он напоминает мне ежика из мультика Норштейна.

Прекрасная тихая ночь.

Я ставлю палатку, Сережа снимает с горы.
 

26.07. Тихий золотисто-красный или красно-золотистый рассвет через кроны деревьев. Я буду на это смотреть и удивляться целый месяц.
На ум пришла песня: «Пускай я никогда не встречал в Африке рассвет…» Ее-то мы и будем петь всю оставшуюся дорогу.

После восхода начинается ледяной ветер. За нами заезжает гид – он немец, но так сказать про него уже нельзя. Он так же опустился, как и наш вчерашний знакомый. А еще он ученый, поэтому немножко задвинут. А еще у него жуткий африканский(?) акцент, в результате из того, что он говорит, ничего не понятно.

Нас двоих сначала везут к леопарду. Он вроде дикий, но они подкармливают его мясом, выпускают из загона, и он ходит перед нами во всей красе. Сережа жмет гашетку. Я просто смотрю. Наглядеться невозможно. Прошел час.

Лео





Следующим пунктом нашей программы были гепарды, на которых мы любовались и так и этак. Они бродили вокруг нашей машины и иногда задумчиво смотрели вдаль. Да, уж, стоило, конечно, стоило ехать. Я, правда, и не сомневалась в этом.

Гепард или чита по английски.

Далее едем на север, где можно найти племена Химба. Это племя состоит в основном из женщин, которые живут старым матриархальным укладом. У них нет семей в нашем понимании, а мужчины вообще почетом не пользуются. И в принципе им все равно от кого детей рожать. В 21 веке все это выглядит очень и очень необычно. Вообще-то они проживают на севере страны, но я нашла место, где их можно найти существенно ближе.

По пути встретили жирафа. Он пытается перейти забор. И, конечно, потратили полчаса его съемку. «Когда я еще увижу жирафа?» - сетует Сережа. Не прошло и 15 минут, как встретили целую жирафью семью. Сережа кусает локти.

В три часа приезжаем на ферму, где проживают немцы, которые водят экскурсии в племя химба. Нас встречает такой же опустившийся немец, как и предыдущие, но в добавок, он прокурен и пропит. Его сопровождает не менее прокуренная женщина, как оказалось – его жена, которую зовут Андреа. Мы знаем, что ферму содержит Андреа, но саму - настоящую Андреа видим только мельком (она, кстати, выглядит очень хорошо). Процессом руководит - эта странная парочка.

Все сразу здороваются за руку, представляются.
Сережа волнуется: «Я сразу забываю, как кого зовут».
Я: «Думаешь, они запоминают?»

«Экскурсия состоится в 4», - ох, ты, да нам везет. «Вы будете ночевать?».
«Нет, мы поедем дальше, у нас мало времени».
«Но ведь скоро стемнеет».
«Да-да, мы знаем».
Нас проводят под крышу, где уже несколько семей, многие с детьми. Все сидят, разговаривают, выпивают.
Безумный немец (что-то было в нем безумное) подлетает к нам.
«Мы можем предоставить вам домик за столько-то».
«Нет, мы не будем ночевать».

Прокуренная Андреа постоянно зудит, спрашивает то одно, то другое. От нее жутко воняет, как от наших бомжей.
Опять безумный немец. «Мы можем предоставить вам палатку за столько-то».
«Сорри, но мы не будем ночевать, мы поедем дальше».

Через некоторое время. «Палатка вместе с ужином и экскурсией, столько-то»
«Этитская сила, да не будем мы ночевать, у нас другие планы».

Опять вызвали недовольство. Я чувствую себя как-то неуютно. Такое ощущение, что они с нами сейчас поговорят, а потом всех разденут и убьют. Ну, и в конце съедят, конечно. Глядя на людей вокруг, я понимаю, что все остальные тоже немножко обескуражены. Не хотела бы я тут остаться на ночь, даже если бы и собиралась. Странная парочка. Еще у них есть не менее странная девочка. Так как живут они в изоляции, то она совершенно дикая и ведет себя соответственно. Мне она напоминала Маугли. Она громко и экспансивно играла с детьми приезжих туристов, в итоге дети от нее убежали.
Парочка рассказала про себя историю. Немец родился и вырос в Намибии. Жена его родилась в Германии, но потом долго жила в Америке, в итоге почти не знает немецкий, а хорошо знает английский. С мужем говорит по-английски. Они раньше жили где-то в другом месте, но потом что-то случилось (не ясно что) и они приехали к своей родственнице Андреа, которой помогают теперь. Как относится владелица фермы – Андреа, к ним нам неизвестно.

Наконец, прекратились разговоры, мы идем в деревню, которая тут же за забором. Почти 2 часа завороженно смотрели на этих поистине красавиц. Если бы не 2 чудака и бешенная девочка, то было бы совсем отлично. Андреа фотографировала всех и потом просила адрес, так как собиралась прислать фотографию. Я ей сначала в адресе отказала, тогда она подкатила к Сережке, который подошел ко мне со словами: «Дай, ей визитку, а то ведь не отстанет». Фотографию она мне не прислала.

Из детей ценятся только девочки - мальчики - отрезанный ломоть.


Женщины – химба – фантастически хороши. Сплошь коричневые, с искусственными волосами. Сначала что-то готовили, копали, то есть занимались своими делами, затем сидели около костров и разговаривали. Не чувствуешь себя в зоопарке. Ощущение, что ты как человек из другого измерения просто неслышно и невидно прошел сквозь их жизнь, увидел краешек, подсмотрел, а вот им до тебя дела никакого нет. Но это как раз типичная африканская черта.

Из объяснений немца узнаем, что сначала немец платил химба деньги, за то, что водит к ним туристов, но так как они не могли с ними обращаться, то они договорились, что он туристов водит просто так, а туристы покупают у них поделки, плюс немец помогает им в случае каких-то проблем. Я слышала совсем другую историю: что главная тут Андреа, что это к ней ходят химба для решения разных проблем. Кто в итоге у них тут главный мы так и не поняли, но это и неважно, так как химба сильно хороши, а главное очень естественны. Особенно все это впечатляет на закате. Я сижу в сторонке, просто смотрю.

В конце экскурсии женщины по команде немца вытащили свои рукоделия, и надо было что-то купить. Мы купили 2 простеньких ожерелья. После того, как сделка совершилась, женщина - химба, бьет тебя по руке со словами: «Чууууу», что значит, спасибо.

Когда возвратились на ферму, немец 3 раза спросил, отдали ли мы деньги за экскурсию Андреа. Мы его заверили в нашей честности, чтобы он не волновался. Но он нас еще раз переспросил и бросился спрашивать к подошедшей Андреа. Мы с великим удовольствием покинули этих странных людей.
В машине естественно продолжаем обсуждать и химба, и парочку сумасшедших. Сережка говорит: «Да, ты прикинь, как они тут живут. Вокруг одна саванна и негры. Да надо радоваться, что они вообще еще живы, а то, что ведут себя не совсем адекватно, так это еще ничего».
Мы собирались устроить себе ночевку где-нибудь в чистом поле. Но за предыдущие 2 дня нигде не видели этого поля. Выехали на дорогу, проехали по ней. И вдруг, о, чудо, просто свежепроложенная дорога без всяких заборов. Проехали по ней и встали на пригорке, чтобы было видно вокруг.

Сережа спросил меня:
«Как ты думаешь, у них и национальные парки заборами огорожены?»
«Да, нет, конечно, это просто здесь такая часть фермерская, а дальше будут просторы без заборов».
Да…, никто не знал…

Опять африканский закат, спали в пыльной машине. Никто нас не посетил.
27.07. Встали. Кофе. Рассвет. Завтрак. Едем.
Едем сначала на север, а потом к океану. Мы уже заранее решили не заезжать в Этошу. Этоша – это один из крупнейших национальных парков в Африке. Вообще, их крупнейших, в Африке 5 – один в ЮАР, Этоша в Намибии, Мореми и Чобе в Ботсване, Серенгети в Танзании.
На берегу океана мы хотим увидеть уникальное лежбище морских котиков, к которым можно подойти на 2 метра. Лежбище закрывается, естественно, в пять, поэтому встаем раньше солнца, чтобы уже с первыми лучами выехать. Раз темнеет в пять, то и светает примерно в этоже время. Сейчас зимой в 6:30 Это у них очень удобно. Весь год практически одинаковый рассвет-закат. Но темнеет по нашим меркам слишком рано.
Северная часть Намибии оказалась по факту самой классной. Здесь меньше ферм и коров, местами совсем нет заборов. Если еще судьба закинет в Намибию, то обязательно поедем на север, где вольно дышится.

Заехали на плато Гротберг. Подъезжаем. Негр. Рация. Разговоры. Дорога односторонняя и только 4ВД. Едем осторожно. С плато вид, но на верху - отель, лошади, ресторан, все, что положено для развлечения туристов.

Лавовые плато на севере Намибии

Изначально ехать на берег скелетов не собирались, но как-то само собой получилось, что мы уехали сильно к северу, поэтому пришлось выехать на берег, а оттуда уже ехать на юг к котикам.

Дорога настолько пустынная, что за весь день встретили всего 2 машины. Заехали на заправку, где нам сказали, что с бензином напряг, поэтому залили неполный бак. Нам еще пришлось сильно доказывать, что бензин нам действительно нужен. В одном месте нам встретился грейдер. Для кого он ровняет и так не слишком разбитую дорогу, мы не поняли. Но ровняет и хорошо – для нас, видимо. Он так радовался, увидев живых людей, махал рукой и даже двумя.

Стада спинбоков

Когда уже подъезжали к берегу океана с одного боку начался двойной забор, означавший границу нцационального парка "Берег скелетов". Тут впервые я подумала, что, видимо, парки и не только парки огорожены все-таки заборами. В одном месте забор начался двойной. Результат такого надругательства над природой не заставил долго ждать. Между сетками застрял носорог, который выбраться сам оттуда не мог.

Подъехали к нему, как могли близко. Тихо смотрим. Да, хорош. Он за нами грозно наблюдает.
Я: «Чего сидишь, смотришь? Снимай, давай»
Сереже надоело снимать через окно. Он вышел из машины и стал приближаться к носорогу. Тот подсобрался и поиграл мышцой.
Я: «Вернись, я все прощу, я даже не буду против, чтобы ты фотографировал на каждом шагу»
Но Сережа и так не стал искушать судьбу, подошел совсем чуть-чуть. Страшный зверь.

А дальше мы въехали в национальный парк «Берег скелетов» - скелетов тут нет. Здесь есть пустыня Намиб, с которой мы впервые познакомились. На пропускном пункте сообщили о носороге, которого рейнджер обещал спасти, потому что сам он ни за что не выберется и погибнет.
В парке мы встретили всего одну машину, которая проехала нам навстречу. Пустота и безмолвие. Настоящая пустыня. Здесь она черная. Вышли из машины, оказалось, что желтые пески, покрыты черным каменным панцирем. Миражи – горы парят в мареве.

Сережа: «Да, не хотел бы я тут сломаться».Бесконечная пустыня, то черная, то красная, то белая – соляная.

И вдруг цветы в этом безмолвии.

Пустыня Намиб тянется полосой вдоль всего океана. Образовалась она благодаря холодному течению, которое делает воздух холодным и обезвоженным. Везде и во всем чувствуется такой немецкий порядок, что я даже грешным делом подумала: «Может и у нас так было бы, если бы фашисты выиграли вторую мировую».

В Намибии нет общественного транспорта, по крайней мере, мы не видели. Часто на перекрестках стоят черные люди голосуют, просятся в машины.

Мчимся, опять торопимся успеть до закрытия входа на лежбище. В половине пятого подъезжаем к котикам. Неторопливая тетя долго пишет, заполняет, выписывает.
«Можем ли мы задержаться чуть дольше пяти?»
«Конечно»
Почему тетя не беспокоилась, что мы можем задержаться надолго, я поняла, когда мы подъехали. Запах стоит такой, что дышать затруднительно. Я намотала на лицо шарфов, но все равно запах сильнейший. Действительно подойти можно очень и очень близко. И если бы не удушье, можно провести тут и день, наблюдая за жизнью ластоногих. Разборки самцов, кормление детенышей, тут же рядом происходит ловля рыбы, и шакалы в поисках наживы. Вонь побеждает, и мы едем дальше.Еще пару дней от всей одежды пахло котиками.



Шакалы непременные спутники лежбищ ластоногих



Возникла идея переночевать просто на берегу океана. Встанем где-нибудь на берегу и переночуем. Несколько раз съезжали с дороги в поисках выезда к океану. Торопимся, скоро будет совсем темно.И вот, наконец, мы выезжаем на берег, рядом видны рыбаки, вдалеке видно кемпинг, и тут совсем неожиданно мы садимся по грудь в мокрых песках. Туда-сюда никак. Солнце уже готово бухнуться за горизонт.

Сережа: «Ну, все идем за трактором».
«Какой трактор, мы же 4 ВД».

Включение нужных передач, я толкаю, и мы выезжаем. Толкач я, конечно, знатный. В наших северных снегах, где дорогу засыпает каждый день 8 месяцев в году, я уже столько натолкалась, что стала настоящим профи в данном вопросе.
При красном опускающимся в океан солнце успели набрать на берегу кореньев для костра. Все – темнота. Через час после начала темноты в свет костра выходит негр. Как я испугалась, это не передать. Только и сказала по русски: «Здрасьте».

И начались разговоры. "Почему не встали в кемпинге?"
«Знаете, мы из России, мы привыкли сами себе».
«Не знаю, как у вас в России, но в Намибии вся земля кому-то принадлежит, и вот так просто стоять где-то нельзя» (Была у меня, кстати, такая мысль).

Сережа предлагает деньги. Но так просто это не делается, надо обсудить одно-второе. Плюс гиены тут ходят – опасно вот ночью стоять, где попало. Разговоры были долгие, любят эти негры поговорить. И я уже начала подумывать, что вечер испорчен, как вдруг он неожиданно взял деньги и тут же ушел. Совсем они другие. У нас, если человек берет деньги или получил, что надо, то еще должен потоптаться некоторое время, поговорить о том, о сем, а тут без всяких там экивоков – раз и исчез.

Идем к океану, где под светом Луны бушует вода. Бредем в темноте по берегу. Навстречу зверь. Пригляделись – гиена.

Ложимся, как обычно рано, ведь завтра так же рано вставать


 
Tags: Африка, Намибия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments