Викулина Марина и Сергей Коняев - Улиткины (2_travellers) wrote,
Викулина Марина и Сергей Коняев - Улиткины
2_travellers

Испытание дождем

Досталось мне сегодня на пряники. Сережа пригрозил, чтобы я фотографии не брала и не вставляла черти что. "Что это за размазанный вулкан?" - спросил он меня.
"А мне понравился. Такой вот немного размытый"
"Нет, текст твой, а фото мои. Сегодня к 12 часам сделаю тебе папку с фотографиями"
И тут даже не надо пояснять, что к 12-ти ничегошеньки не было. Не было и к 20. Но я не в обиде, потому что я же понимаю, человек занят. Но все-таки расстроилась от жизненной несправедливости.
Фотографии он делает, когда мы в поездке, тратя наше общее время в отпуске. А текст я должна писать уже по возвращении, находя в себе силы и время.
Несправедливо это.

А на утро они проснулись. Живые, как это не странно.
Но идти было некуда. Дождь шел непреодолимой стеной. Все вокруг покрыто туманом. А рядом где-то в тумане и дожде извергается вулкан.

Сережа: "Что желаете на завтрак?"
Посыпались разные варианты завтраков с анчоусами и без. Кормили при этом какой-то кашей.
При разборе рюкзака обнаружилась Маргариткина игрушка, которую она нам упаковала. Тут же начали представлять какая веселуха была бы, если она была с нами. Скакала бы по нам, все бы засыпала шлаком, перевернула бы кашу на спальник, а в конце спалила бы палатку, опрокинув горящий газовый баллон. А потом неожиданно вдруг заявила: "Хочу рисовать!" "Маргаритка, у нас нет карандашиков" "Хочу рисовать!!!" - настойчиво повторила бы она. Потом был бы рев: "Я хочу рисовать карандашикамиииииииии"
Мы с грустью порадовались, что Маргариты нет с нами.


Кроме игрушки было обнаружено, что аптечка вся залита йодом. Как-то пересматриваем, что осталось. Осталось все, но покрытое йодом. В итоге в йоде было все - аптека, вещи, спальники и даже палатка.

На этом развлечения кончились. Началось "испытание дождем".

Старики рассказывают, что камчатские циклоны могут не прекращаться по 2 недели. Мы максимум сидели по 2 дня. Но два дня - это уже караул. Сидишь в изолированном помещении, ничего не делаешь, смотришь в низкий потолок и наблюдаешь как постепенно по краям палатки намокают вещи.
Единственная хорошая вещь в "испытании дождем" - это разговоры. Сколько всего говорится!

Вспоминали наши былые подвиги. В том числе наш поход на Бакенинг. Когда ехали в автобусе мимо начала маршрута на Бакенинг, то никак не могли вспомнить, где же тот самый поворот.
Слушай, а где и как мы начинали?
Сережа: "По-моему, нас довез папа. Нет, Женька на красной ниве. И Федор нам сказал точный километр, где надо поворачивать."
Через некоторое время я продолжаю: "Нет, Федор тогда никак говорить не мог, потому что только в этом походе мы с ним и познакомились"
С огромным и невероятным трудом коллективно вспомнили, что ехали мы до поворота на рейсовом автобусе, откуда пешком, а вовсе не на папе и тем более не на красной Женькиной ниве. А точный километр нам указала Мария Михайловна.
И было это всего-то 13 лет назад. А что будет когда нам будет по 70? Таких мемуаров можно настрочить и про красную ниву и про все остальное.

Далее шел долгий пересказ разговоров от вчерашнего водителя.
"Сереж, как его зовут?"
"Вроде Владимир... или Василий... или что-то на В.... а может Антон. Слушай, я вообще был уставший, голодный, а он мне 4 часа все говорил-говорил-говорил." С этого момента он стал ПсевдоВладимиром.
ПсевдоВладимир рассказал массу интересных вещей.
Он работал в Козыревском леспромхозе. Леспромхоз развалился. Развалил его мост, который построили-таки совсем недавно, не прошло и 100 лет через реку Камчатку. Раньше там была чудесная переправа. Теперь современный мост. Все мужики ушли на строительство моста. Леспромхоз развалился.
Но кроме это рубить стало нечего.
Лиственничные леса центральной Камчатки практически полностью вырублены. И это прекрасно видно, когда едешь по вновь проложенной дороге вокруг лавового потока. Лиственниц нет. Есть березы, елки, а от лиственниц остались огромные пни.

Сейчас ПсевдоВладимир работает на Диму, у которого 4 машины, и который возит туристов к Толбачику. Работа есть в течении 2-х месяцев.

А еще ПсевдоВладимир рассказал про козыревских коров. Раз в год - администрация выходит в рейд по селу с видеокамерой. Записывают на камеру, как пасутся на территории села, оставшиеся у жителей 3 коровы. И выписывается штраф за нарушения выпаса. Местные жители идут на заклание с бутылкой водки и 500 рублями. На следующий год история повторяется.

А у нас ведь еще и воды нет - одна шлаковая пустыня. Поэтому собираем стекающую с палатки воду во всю имеющуюся тару.

А еще Сережа не хотел переводить часы. То есть у него на часах московское время, и он уверяет, что это очень удобно - каждый раз прибавлять 8 часов, а ведь еще можно отнимать 4.
Максим начал дико смеяться и вспоминать, что так было все наши американские путешествия. И каждый раз понять сколько времени было проблематично, потому что надо было подумать - а сколько же надо отнять или прибавить.
Поэтому мы с Максом единогласно решили часы у папы отобрать и перевести на камчатское время. Сережа сопротивлялся.

Где-то в середине дня решено было развлечься обедом. Супчик из пакетика не прибавил ни бодрости, ни сил, оставив одно сплошное разочарование.
Сережа, объясняя Максиму: "По плану от походного обеда не должно быть сытости"

Кстати, о болотных сапогах. Мы же подготовились к камчатской погоде и двухнедельным циклонам и закупили болотных сапог на каждого по две штуки. Но в поход пошли всего два. Почему? Сережа сейчас пытается понять, как нам растянуть два сапога на шесть ног. Оно, и понятно. Я лично вообще налегке с маленьким рюкзачком, как выписанная из хосписа. Весь груз поделили между собой Максим и Сережа. Поэтому на купленных сапогах решено было сэкономить.
И когда мы путешествовали здесь в прошлый раз, то сапоги нам понадобились ровно один раз при переходе через реку Сухая Хапица. А в остальное время мы переходили от домика к домику, поедая продуктовые запасы Хубуная.

Хубуная - легендарная личность. Во-первых, его дочка была со мной в одной группе в детском саду. А, во-вторых, он, работая в институте вулканологии, в период перестройки начал возить на Камчатку иностранных туристов. Остатки продуктов, заброшенных на вертолетах, которыми кормили иностранцев, мы и поедали в 2000-м.

Еще обсудили, что на Камчатке все по-старому. Красиво. Дороги плохие. Понастроили детских площадок. Они как клонированные похожи на кировские. Это же сколько денег намыли на этом деле! Похлеще Сочинского будет проект.

Ну, а в остальном, на Камчатке все по-старому. Красиво. Дороги плохие.

АААААААААА, вспомнила! Когда ехали на автобусе, то чуть не сбили лося. Лось стоял посреди дороги, пришлось его объезжать. Лосей на Камчатку завезли. У нас ведь любят интродуцировать что-нибудь в куда-нибудь. И вот лосям так на Камчатке понравилось, что они заполонили все леса.

Вспоминаем слова Федора: "Во время циклона не есть, а лежать в спальнике и спать" Да, для нас это только мечта. После ужина тщательно облизываем ложки и тарелки. Посуду мыть нет необходимости. Прямо с первого дня началась голодовка.

К вечеру начинается "великая скука". Кровь от лежания застаивается и начинаются проблемы с головой.
Сережа предъявляет претензии:
"Я женился не на такой!"
"Это точно. Ты женился на молодой, активной, любящей трудности девушке. А не на больной, ворчливой, не первой свежести женщине".

Я про себя с грустью думаю, что раньше я бы это все воспринимала, как счастье. Дождь, мало еды, трудности, неприятно, испытание. Да, тяжело, но весело. Теперь же я не могу отделаться от мысли, что провела бы это время с большей пользой.
ВОТ ОНА СТАРОСТЬ!

Вечером от родителей пришло СМС (телефон ловит на склоне ближайшей сопки):
"Маргарита спрашивает: "А где мои ближайшие родственники?"

А ночью - дождь, ураганный ветер, и бессонная ночь.

Tags: Камчатка, Улиткина пишет, вулканы, походы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments