Викулина Марина и Сергей Коняев - Улиткины (2_travellers) wrote,
Викулина Марина и Сергей Коняев - Улиткины
2_travellers

Categories:

Большебуквенные дни

Уточнение к предыдущему. Я тут подумала, а почему я видела 50 медведей-то?
Только в этом походе я видела их больше 15. Так почему за 13 лет 50? Вероятно, что гораздо больше.

А еще Сережа просил уточнить. Чтобы никто не подумал, что мы ели чьи-то там продукты. Мы ели то, что осталось от групп Хубуная (тут, конечно, можно некий подтекст увидеть). То есть группы уже здесь были раньше, все, что не доели оставили. Вот мы эти остатки и подъедали. А то Сережа переживает, что кто-то может подумать, что мы чужое ели. Мы чужого не ели. Мы ели то, что осталось от чужого:)

Медленно и печально погуляли вокруг подножья Безымянного вулкана - он, как обычно, все время закрыт облаком. Зато за ним открыты все вулканические гиганты Камчатки. Красота необыкновенная - но аккумулятор продолжает свое путешествие подмышкой, очень редко выглядывая оттуда. Видели еще какое-то количество медведей. Поднялись на близлежащую неназванную вершину 1700м. А на вершине почему-то говорили о квартирах. И какие планы на жизнь и вообще. Другого места не нашлось.

Ночью вокруг палатки топотал медведь. И было страшно. И шел дождь. А утром вокруг лежал снег. На дворе 13-е августа.

Там за облаками Безымянка. А внизу, правее середины Плотина.




Когда мы сидели в прошлый раз в непогодах на Плотине, я нашла Библию. Прочла. В этот раз я ее не обнаружила.
Не обнаружили мы и заначку, которую зарыли 13 лет назад. В тот поход у нас было слишком много еды, благодаря Хубуная. Поэтому мы излишки герметично завернули и закопали. Пытались отыскать клад и не нашли. Непонятно куда он делся. Нет его больше.

В домике живет туристическая группа иностранцев под руководством гида Леши. Леша, как оказалось, был в Хибинах в бэккантри лагере. Приглашал нас с собой выйти через Копыто. До Копыта довольно близко, и там бы нас вывезла машина обратно к Козыревску. Мы, конечно, очень сильно захотели домой. И погода-то не очень. И тащиться через бесконечное подножие Ключевского, пересекая глубокие овраги, не хочется. И я больная при больная и ослабленная. И Максим голодный при голодный и про себя только и молит - Господи, пусть они пойдут на Копыто. Ну, пожалуйста.
Ха, но Улиткины - они же не лыком шиты. Они пойдут на встречу трудностям. Гуд бай Копыто. Мы пойдем другим путем.

Покидаем  Плотину. В последний раз? Побываем ли мы тут снова?

Вселенская грусть меня накрыла в этом походе. Раньше я все время думала - ну, вот когда-нибудь мы побываем здесь и вот здесь. Или вот мечта всей жизни - пересечь всю восточную Камчатку с севера на юг на лыжах в марте-апреле. И все думала - вот когда-нибудь обязательно сделаем это, и это, и это. И вот вглядываясь в вулканические дали я понимаю, что никуда уже больше не попаду. И самое печальное в этом всем, что я больше и НЕ ХОЧУ. Я не хочу пересекать Камчатку. Куда ушла мечта всей моей жизни? Было время - оно ушло. Поменялись приоритеты, ушли силы.  Разве это не грустно?

По  отложениям грандиозного извержения Безымянки 1956 года топаем в сторону сейсмостанции Апахончич. По пути надо пересечь самый крупный водоток на нашем пути - Сухую Хапицу.
Почему Сухая - я не знаю, вполне себе Мокрая. Река прорезала глубокое 100 метровое ущелье в рыхлых вулканических породах. Поэтому тут надо резко вниз, потом резко вверх.

Ровно напротив нас. РОВНО!!!!!!!!! 20 тысяч восклицательных знаков. Из ущелья вылезает МЕДВЕДЬ.
Нет, я не понимаю. Вот идем мы по бескрайним ПУСТЫННЫМ полям. Пустынным - повторю.  Хочешь направо иди, хочешь налево. Нет, Улиткины выходят ровнехонько на медведя. Да какого.

Мы орем, что есть дури на него. Он вяло удаляется вверх по склону в сторону Безымянки. Еще так недовольно поглядывая через плечо.
Нет, мне кто-нибудь скажет - ЧТО ОНИ ТУТ ВСЕ ДЕЛАЮТ? Здесь одна пирокластика валяется вокруг. Здесь нечего есть, одни вулканы высятся. ЧТО ОНИ ТУТ ВСЕ ДЕЛАЮТ?
Сережа предположил, что вот прямо сейчас, вот прямо сейчас, вот именно в эти несколько чисел августа у медведей идет какая-то глобальная миграция, а может выборы в депутатскую думу, и они идут куда-то на сходку высоко вверх.
Я уже даже не достаю фальшвеер. Я уже привыкла, что медведи на каждом шагу.

По медвежьим следам спускаемся в Хапицу. Старики рассказывают, что перейти эту реку можно только на рассвете и то вплавь. В прошлый раз мы никаких затруднений не испытали. Одели болотники и перешли.
В этот раз мы перешли реку по камням. То есть мы зря тащили даже ту единственную пару сапог. Гораздо сложнее было взгромоздится потом на другой борт ущелья.

Обедаем. Обед - любимое время дня. Так ждем вожделенного супа с кликухой Густияр. А он исчезает внутри, оставляя странное ощущение - а был ли мальчик?
Максим с голодухи даже ел грибы, которые он никогда в жизни не ел. " А что? Это вполне себе съедобно"

А дальше? Ну, что было дальше. Дальше мы видели еще двух медведей. И один из них даже нас испугался и убежал в распадок. Ну, надо же. Нас еще кто-то тут боится.

По пути обсуждали пилота Пиркса, Лема и Брэдбери.

Доходим до сейсмостанции Апахончич. А там хорошо. Там просто очень ХОРОШО. Хотя и нет никаких продуктов. Чего-то я сегодня зарядила большими буквами. А вот так. День такой большебуквенный.
Сейсмостанция очень сильно разрушена. Но мы запустили-таки печку.

А вид-то какой вокруг.
Над Ключевским вулканом какой-то небывалый световой эффект. Сережа снимать отказался, сказал, что это обычное явление, и тоже самое мы видели на Килиманджаро. Что не помнишь что ли?

И даже Безымянка открылась. Я ее без облаков еще ни разу не видела. Она крайняя слева.


Пронзительная тишина. ПРОНЗИТЕЛЬНАЯ. Закат. Всходит месяц. Вокруг возвышаются вулканогиганты. Ключевской  - почти 5000.
Долго едим на улице, слушая тишину и впитывая красоту. Просто райский вечер. Едим, кстати, рис со шпротами. Я вспоминаю, как в советские времена давали на новый год наборы со шпротами. И я не понимала, что взрослые в этих шпротах находят.

Там слева Горный зуб - одна из моих любимых вершин.


Ночью мне снится сон. Дело на Камчатке. Мне всегда снится, что я живу на Камчатке. Ну, то есть я думаю, что живу на Камчатке, а вокруг все как в Гренландии. Ко мне в гости приходят Анька и Сашка Козырева (девчонки!) с детьми. Детей много. У одной Сашки их пятеро. Мы вместе настругали какое-то дикое количество салатов. А потом я все никак не могла их зазвать за стол. То они красили детскую площадку, то еще чем-то занимались. Но салаты! салаты стояли на столе нетронутые. И так я за эти салаты переживала!

А  утром было волшебное утро. Несмотря на то, что я до сих пор с утра с трудом разгибаюсь.
Это нам подарок. Наконец-то прекрасная погода. Никаких дождей и снегов, ветров и облаков.
Долго пьем кофе, долго завтракаем. Опять появились мысли - а не построить ли тут дом, и не остаться ли навсегда.
Я в болотниках, потому что их легче одеть, не надо шнуровать. Да и вообще - надо же было их хоть раз одеть.



Это я читаю Космополитен. А там статья про графоманство. Я писала уже об этом. Не очень мне нравится, как я выгляжу на этом фото. Но фотографий так мало, что уже не до красоты. Что есть.


Следующий переход между Апахончичем и сейсмостанцией Подкова проходит через череду глубоких выматывающих каньонов


Все знают, что на Подкове нет воды. И мы теперь это знаем, благодаря полученному в прошлый раз горькому опыту. Поэтому воду тащим с собой. По пути встретили пять источников воды. Тащили зря. Медведей видели по пути несколько штук. У нас даже с Сережкой началась такая игра - кто первый увидит следующего медведя.

Но этого медведя увидели все одновременно.

Сначала он был далеко и шел куда-то. Постепенно стало понятно, что мы идем с ним пересекающимися курсами. И тут надо было либо его опередить, либо подотстать. Но подотстать - вероятность того, что он окажется впереди и не даст потом нам ходу.
Мы втопили. Но не успели. И вышли с ним РОВНО в одно и тоже время в одну и ту же точку.
Громко свистели. И я опять достала фальшвеер.
Медведь топтался, показывая, что уходить он не собирается. Мы яростно кричали, и махали руками, делая вид, что нас трое, а он один. И мы тебя не боимся - говорил наш ярый образ
На самом деле страшно было очень. Ноги тряслись: "Мммммедддветь уходи" - слабо блеяла я. Один Сережа сохранял присутствие духа и заставил-таки медведя подождать, пока мы пройдем.

Как я потом бежала. Впереди всех, прикрываясь Максимом.



И вот, наконец, Подкова.


Я знаю, что на Подкове должны быть наши. Наши - это ребята с географического факультета МГУ. И все равно это было абсолютно сюрреалистично, когда из дверей выходит Серега Черноморец. Ну, конечно, встретиться больше негде. Только здесь в домике на подножье самого высокого действующего вулкана Евразии.

Завтра за командой Черноморца должна приехать машина. Ура!!!! Мы спасены.
Двое из их компании - Дима Петраков по прозвищу Бряныч с женой, ушли на вершину Ключевского чего-то там пронаблюдать.

А утром я проснулась от звука канонады. Выходим на улицу - началось вершинное извержение Ключевского вулкана. И где-то там Бряныч с женой...
Серега на заднем плане: "Назовем это кино просто - "Спасти Бряныча"
Tags: Камчатка, Улиткина пишет, вулканы, наши путешествия, наши фотографии, походы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments