Викулина Марина и Сергей Коняев - Улиткины (2_travellers) wrote,
Викулина Марина и Сергей Коняев - Улиткины
2_travellers

Categories:

Поиски смысла жизни в пустыне

Продолжение поездки в Африку. И вот, еще несколько фотографий отобраны. Поступила  просьба отобрать фотографии. Я не поленилась, копалась в 5000 снимков на Сережином компьюторе, чтобы отобрать, когда Сережа начал обрабатывать, то обработал не то, что я выбрала и в 3 раза меньше.  При этом текст писался исходя из одного набора фотографий, а в сумме получается другое. Причем, сам все время говорит: "Дай, почитать Африку." "Нет, пока фотографий не будет, ничего не увидишь."
Пока мы все только в Намибии. И сегодня уйдем недалеко. В предыдущих сериях:  Африка.Начало. Про багаж Знакомство с Африкой

Часть вторая. Намибия. Поиски вечности.
28.07. Пьем кофе в кузове, глядя, как на пустыней Намиб встает красное солнце.
Сережа: «Ну, что командир танка – куда едем?»

А сегодня мы должны доехать до туристического аттракциона №1 в Намибии (как пишется в путеводителе), а именно до гигантских красных дюн.

По дороге видим затонувший корабль – съезжаем к нему и застреваем в песках. Опять толкотня. Нет, по песку, это надо уметь. Но это и хорошо, наберем опыт еще до того, как попадем в настоящие пески.Подъезжаем к городу Свапокомунд – это порт и курорт в Намибии. Единственный крупный город, кроме столицы Виндхука.

Свапокомунд расположен прямо в песках. Увидев дюны, напирающие на океан, не сговариваясь, бежим на них. Что-то похожее я видела в Сахаре. Залезли на верхушку дюны и смотрим вдаль. С одной стороны бирюзовый океан, с другой - желтые бескрайние дюны. Включили телефон – шквал звонков, смсок. Как далеко это все. Опять уезжаем в зону «вне доступа».

Вскоре пески кончаются, и начинается каменистая пустыня. Затем травянистая. Стали попадаться машины. Этот участок Намибии более наезжен, и это в основном туристы.

Подъезжаем к въезду в Национальный парк, где находятся главные дюны страны к трем часам. Кемпинг, как и предполагалось – «фулли букт». Но нам тут же предложили место около заправки по той же цене.  Там не плохо, кроме того, что до туалета идти далеко. Столбим место ковриками и баклажкой воды, а сами мчимся скорее к дюнам, чтобы успеть до захода солнца. До них ехать ни много, ни мало – 60 км. Ограничение скорости. Но соблюдать сложно, потому что торопишься раз, и шоссе отличное – два. Животных вокруг полно. Страусы, антилопы. Через 2 дня антилопы не вызывают уже эмоций. Но это не относится к Сереже:
 
 «Они же каждый раз в разном интерьере».



Обратно из парка надо выехать в 18:15. И что будет, если не успеешь? Мы не знаем. Въезд в парк, если ты проживаешь в кемпинге можно оплатить на 2 дня. Но за кемпинг мы отдали только за одну ночь, так как была мысль – остаться ночевать прямо в дюнах. В принципе – это запрещено, но насколько контролируется, мы не знаем.

Дюны начинаются как-то неожиданно. Раз и царство красного песка. Сразу отмечаю про себя, что это совсем не то, что я видела в Сахаре. Не лучше не хуже, просто другое – другие ощущения, впечатления и просто другое. Гигантские красные дюны уходят куда-то вверх, как горы.






В песках уже в зоне, где кончается шоссе и только на полном приводе, немного побуксовали, но это не мокрые прибрежные пески, в которые садишься сразу и основательно, тут главное, не останавливаться.

Бродим среди дюн в закатном солнце. Вечером на дюнах уже никого нет, так что если соберетесь, обязательно побудьте там вечером – после трех. Ветер тут же заметает твои следы, оставленные в песке – очень удобно для туризма



Перед отъездом набрали сухого кустарника для костра. Выехали в обратный путь уже в темноте, и вокруг никого.




При выезде, так же как и при въезде записывают. Получается, что ночевка в пустыне отменяется? Уже в темноте раздается дружный вой шакалов.
Идем в душ, как-то я уже забыла, как он выглядит. Если душ принимаешь каждый день, то совсем не замечаешь, какой это настоящий кайф.

Пока ходили в душ, мои кроссовки были оттащены метров на 10 от палатки. Долго спорили, насчет того, кто бы мог это сделать. Сошлись на шакале.

Выезжаем в 5:30 встречать рассвет на дюнах. Это поздно надо выезжать в 4:30, чтобы уехать как можно дальше. Опять мчимся. Вечная африканская гонка. В итоге успеваем лишь отчасти, доезжая до  дюны 45, на которой уже толпится народ. Народ гогочет, прыгает с вершины, им всем не до магии рассвета. Вот чем плохи туристические места. Они, конечно, бесподобны, иначе не было бы тут и людей, но как раз количество этих людей сводит на нет все очарование. Одно дело – рассвет в пустыне Намиб, другое – рассвет в компании вопящих людей


После рассвета едем вглубь песков. Мы хотим уйти подальше от людей и побыть с пустыней один на один. Запаслись продуктами, водой.

Утром все имеет совсем другой вид. Масса народу, все оглашается криками восторга.





Пустыня этого не предполагает. Но это кому как. Мы выбираем самую высокую и самую дальнюю дюну. Начинается продвижение вперед. Подняться на дюну по гребню можно, но вот подняться на дюну в лоб – занятие не простое. Долго и упорно месим песок, продвигаясь буквально по сантиметрам. Завидев нас, двое людей тоже решили попасть вглубь песков, и пошли за нами. Подняться высоко им не удалось (чувствую в себе злорадство), сдались на первых 10 метрах. «Есть еще порох в пороховницах», - подумала я про себя. Но вот людям я удивилась, ведь понятно, что если человек поперся в такую даль, и лезет там, где никто не лезет, значит, он хочет уединения и идти за ним не надо. Пойди ты и залезь в другом месте. Нет, чувство стадности не дает человеку покоя.Но это еще было полбеды. Взгромоздившись на гребень, мы узрели двух французов, шествующих по гребню с другой стороны.

«Твою мать», -  подумала я, насколько мир перенаселен людьми, что даже в пустыне не можешь почувствовать себя одиноким.

«Ничего, сейчас все пойдут на обед, а мы не уязвимы – у нас вода и еда с собой».
Ходить по песку в обычной обуви занятие непростое. Песок набивается в обувь с первых шагов, и вытряхивать его бесполезно. Для песков нужны высокие сапоги, типа резиновых, правда, что там будет с ногами внутри?
Французы беспрерывно болтают, идут, как и мы,  на самую вершину. Мы неспешно идем за ними. Зачем люди без умолку трещат? Разве нет возможности поговорить дома. Зачем люди  едут в такие места? поговорить?

Люди говорят везде, нигде от них не скрыться. В принципе я и сама первый любитель потрепать  языком (это кто угодно докажет), но где-то же надо и помолчать. Залезли мы как-то на Уайна Пикчу в Перу, где само место требует уединения и тишины. Мысли сами собой уносятся ввысь. Я прямо впала в экстаз какой-то. И тут 2 женщины, сели где-то рядом и давай «бла-бла». Какой, уж, тут экстаз. Разговоры и пустыня, разговоры и Мачу Пикчу не совместимые вещи. Сережа возмущенно: «Почему люди этого не понимают. Да, это должно впитываться человеком вместе с молоком матери».
Французов мы пересидели. Поговорив на вершине, они двинулись вниз.
Сережа: «Прекрасный объект для съемки. Они оттеняют дюну».



Ну, все, наконец-то, можно погрузиться в вечность. Ветер, облака, перевеваемые пески – бесконечность. Нет, не постичь тебя.

Но все хорошее, впрочем, как и плохое, кончается, начался обратный путь, который проходил зигзагами и извилинами. Идти по песку очень сложно, ноги стерли в кровь. В итоге мы прошли в половину меньше запланированного. Шли мы как настоящие покорители пустыни с рюкзаками под палящим солнцем.
Идешь по раскаленной сковородке, песок, солнце, антилопы и кажется, что ты настолько далеко от цивилизации, что становится страшно. Хотя тут совсем недалеко за дюной стоянка и люди, но жутко одиноко. Наши походы, когда до ближайшего жилья было 600 км, так не пугали. .

.





По пескам бегает масса жуков – их большое разнообразие – ярко-синие, зеленые, голубые, и просто черные. Жители пустыни






.
Периодически попадаются колючие кусты, которые облеплены какими-то сверкающими поющими цикадными насекомыми. Я: «Сереж, а зачем они поют?»
Сережа: «Призывают самку».
Я: «А зачем им самка?»


Когда вернулись на стоянку, уже никого не было. Ночевка в песках, конечно, не состоится (больно тут все контролируют), но решили побыть здесь до упора, опоздаем по максимуму. Опять, как и вчера пошли на белое озеро, где вечером, в отличие от утреннего времени, никого нет. Дорога к озеру утоптана тысячами ног – как будто прошло стадо буйволов на водопой. Но завтра уже ничего не останется. И опять девственно чистая песчаная гладь будет ждать новых, жаждущих прикоснуться к бесконечности. Мы прощаемся. Слезы, ну, это естественно. Неимоверная, неописуемая никакими словами красота.



.







Сережа сказал, что сухое озеро – это самое красивое место, которое он видел в жизни. Он даже придумал философию мертвого озера.
.



Глядя на пустыню в тишине, понимаешь, какая ты маленькая песчинка в море жизни.
Не хочется уезжать, хочется еще больше погрузиться, но разве можно постичь пустыню? Хотя, что я знаю о пустыне? Сколько хоженая - перехоженная Камчатка и то, каждый раз открывается для меня с новой стороны. И сколько надо пробыть в пустыне, чтобы понять ее? Надо радоваться, что хоть заглянул в этот мир.
.

Ехать обратно было сильно затруднительно, потому что животные просто стадами паслись вдоль дороги, впрочем, как и на ней самой. Ехать приходилось очень осторожно. Спинбоки неоднократно кидались нам под колеса. Когда стало совсем-совсем темно, тысячи красных газ сопровождали нас. А напоследок заяц. Он видимо сидел и ждал. Заметив его задолго, сбавили скорость, но он четко все рассчитал и прыгнул нам ровно под колеса, заметавшись при свете фар.
Сережа: «Ох, уж, эти суицидальные зайцы».
«Посмотри, он какой-то голый».
«А что обычный африканский заяц. Ты что африканского зайца никогда не видела?»На выезде нас последних вычеркнули, и закрыли ворота.

Нынешняя ночь у нас не оплачена, но на ресепшене уже, конечно, никого нет, поэтому встаем опять на свое место. В самом кемпинге есть свободные места, но бодрые туристы, в основном немцы, поют песни, пьют пиво и активно обсуждают увиденное(?). Нет, в нашем закутке гораздо спокойнее. Душ, второй день подряд – чувствую себя королевой.

Костер из дров, прихваченных на дюнах. На ужин едим лапшу ролтон, какую-то особенно вкусную. И даже захотелось кофе. Долго сидим, смотрим на небо, наслаждаемся ночью, звездами, разговорами.
Сережа, глядя на часы: «Да, мы сегодня просто поздние пташки. Без двадцати девять, а мы ни в одном глазу».
И опять громогласный шакалиный вой. Посмотрели на часы – ровно в тоже время, что и вчера. Видимо, колыбельную поют.
Tags: Африка, Намибия, жизнь - она разная, пустыни
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Сергей Коняев 50 лет!

    7 июня 2020 года Сергею Коняеву исполняется 50 лет! Поздравим его с этой замечательной датой! Это были интересные и насыщенные годы. Пусть…

  • Oceanside - два дня отдыха

    Начало Нью-Йорк Бостон Аппалачи Ванкувер Трасса№1 Банф Калгари Glacier Сиэтл Секвойи Долина смерти Канаб White Pocket - 1 White…

  • Поезд на Сан Диего через Юму

    Начало Нью-Йорк Бостон Аппалачи Ванкувер Трасса№1 Банф Калгари Glacier Сиэтл Секвойи Долина смерти Канаб White Pocket - 1 White…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments

Recent Posts from This Journal

  • Сергей Коняев 50 лет!

    7 июня 2020 года Сергею Коняеву исполняется 50 лет! Поздравим его с этой замечательной датой! Это были интересные и насыщенные годы. Пусть…

  • Oceanside - два дня отдыха

    Начало Нью-Йорк Бостон Аппалачи Ванкувер Трасса№1 Банф Калгари Glacier Сиэтл Секвойи Долина смерти Канаб White Pocket - 1 White…

  • Поезд на Сан Диего через Юму

    Начало Нью-Йорк Бостон Аппалачи Ванкувер Трасса№1 Банф Калгари Glacier Сиэтл Секвойи Долина смерти Канаб White Pocket - 1 White…