?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


А с утра,  несмотря на все прогнозы, мы видим солнце.
Покидаем базу Рында, тепло прощаемся с Николаем и Людой. Мы встретились  и простились с ними как давние знакомые. А собственно так оно и есть.

Нас и Ирой легко узнать, мы не можем просто так спокойно постоять






В этой униформе все на одно лицо




Панически боюсь холода. Упаковываюсь



Мчимся к Баренцеву морю снова. На этот раз в место нахождения старого поморского села Рында.
Выехать на берег не удалось, поэтому идем к морю пешком. Со стороны все это напоминает высадку космонавтов на новую планету.

Когда солнце  море выглядит еще более впечатляющим.



Один дом жилой. За ним развалины поморской церкви



Внутри заброшенного здания. На столе книга Микулы "Воспоминания". Книги - наше все. Скрепы, так сказать.





Разбредаемся по берегу





Место впадения реки Рында





Разве не красотка?





Практически невозможное фото. Селфи Улиткиных на берегу Баренцева моря



Вот еще одна невозможная фотография. Сережка Коняев на берегу Баренцева моря. Обычно он всегда с другой стороны камеры



Старое поморское кладбище



Всю поездку внутри меня  боролись два взаимосиключающих желания - остаться здесь еще и ехать быстрее дальше, чтобы увидеть что-то новое. Поэтому я все время тороплюсь куда-то, но при этом не хочу уезжать.
Но все равно приходится ехать дальше.

И мы едем на опять рыбалку.



Сначала я думала, что буду бегать вокруг, шебуршить пространство, ляпать  невпопад (есть у меня такая особенность), ржать на всю округу, ну, и загорать той частью лица, которая остается не закрытая двумя подшлемниками, а еще мерзнуть. Но все это я уже пробовала,  решила выйти из зоны комфорта, сделать неожиданное - порадовать мужа и заняться рыбалкой.

Кто-то поймал одну рыбу, кто-то не поймал вовсе, кто-то не ловил. А я поймала двух гольцов, причем, один из них был очень крупным. Понятное дело, что это очень изумляло нашего гида, который знает, как я к рыбалке отношусь.

Дима  уходил гулять на ближайшую сопку. По возвращении он меня спрашивает:
"И кто лидирует?"
"Ну, пока я"
"А кто поймал самую большую?"
"Ну, пока я"

Сережа чешет голову, мы собираемся дальше.

Пейзажи близ берега Баренцева моря почему-то напомнили мне пустыню Намиб, только заснеженную. Уж не знаю почему. Причем, летом они на пустыню никак не похожи. А зимой, пожалуйста.

Сколько я видела фотографий вот этого - они мчатся и снежный шлейф за ними.
И такая вдруг реализация всего, что я раньше видела только на картинке.
Все всегда повторяют одно и тоже - фотография никак не передает реальности. И здесь я не скажу ничего нового. Я видела сотни фотографий из этого места и ни одна из них не передает того восторга, который ты испытываешь в этот момент.





По пути из Рынды в Полмас есть холм, на котором ловится мобильная связь. Отсюда Серега мне всегда звонит. Ну, это только после того, как позвонил по всем делам, проблемам. Потом если время есть, то звонит еще и мне. На этот раз мне не надо, хотя ради прикола он мне все-таки набрал:)



Слышу как он рассказывает кому-то про то, что я всех переловила на рыбалке. Завидует.



Переговорный пункт 21-го века



Такая вот красота вокруг намибийская



В один из моментов я совершила локальное геройство. Когда Сережа рассказывал нам про то, как лучше выехать из целины, то одним из вариантов было - если пьянку нельзя предотвратить, ее нужно  возглавить. То есть если тебя несет в целину, то не сопротивляться, а отдаться полностью процессу и потом выйти из этого всего с достоинством.
И мы такие мчимся гордые. Ну, ладно я мчусь вся такая гордая. И вдруг снег осыпается под впереди едущими, образуя приличную яму. Остановиться я не успеваю, меня несет прямо в нее, но я успеваю повернуть руль и меня выносит в целинный снег. И здесь мне удалось возглавить пьянку. Скорее всего это была простая случайность, но мне удалось прочувствовать момент - не сопротивляться движению и в конце концов выровнять снегоход.  Это было очень круто. Я была невероятно горда собой. Но, к сожалению, никто этого не видел, кроме следующего за мной Миши. Он сказал, что со стороны это было непередаваемо:).

Наконец, доходит дело до обеда. Я страшно изголодалась и каждый раз спрашиваю - а скоро ли обед. Обед почему-то сдвигается сильно к вечеру. Потому что обедать надо в красивом месте, хотя мне казалось, что все места до этого тоже были красивыми.

И вдруг как будто щелкнул тумблер где-то в небесах. Температура начала стремительно падать. Из относительно комфортного солнечного день превратился в колючий и дискомфортный.





Оглядываясь назад



Ехать стало очень холодно. Мерзнут руки, поэтому я надеваю толстенные верхонки. Потом достаю свою памирскую пуховку.
Периодически останавливаемся, чтобы согреться. Руки приходится отогревать на снегоходном двигателе, прикладывая их на долю секунды, чтобы не спалить перчатки. Интересный эффект, что сразу после остановки становится тепло и даже хочется раздеться. И только через некоторое время организм понимает, что на улице мороз.

За холмистой тундрой побережья Баренцева моря начинается практически ровная Кольская тундра. Летом здесь не пройти не проехать. Болота, озера. А мы сейчас можем попасть куда хочешь и ехать куда посмотрит взгляд. Серега часто мне говорит, что это ему очень нравится. И вот я понимаю его сейчас.

Периодически попадаются домики.



Красота вокруг. Опять же в каждой точке хочется еще остаться и хочется ехать быстрее дальше



Солнце все ниже, температура падает. Мы, как муравьишки, спешим в домик.





И вот она знаменитая закатная точка Сережки Коняева






Закат в ледяной пустыне





Это мы - полярники



Тут все ясно



Все замерзло напрочь





А потом спустился туман, маски окончательно обледенели и можно было только разглядеть огонек впереди едущего снегохода.
Было очень холодно, ну, и немного страшно, чего уж там. А еще было невероятно красиво, мчатся в таком туннеле из морозной пыли. И опять же тут меня преследовали те самые противоречивые чувства - мчаться бы так и мчаться и одновременно - быстрее бы в тепло и в безопасные стены.

В темноте чуть не влетели в огромный камень. Но все спаслись, только чуточку переморозились.

Муравьишка добрался до дома под названием Полмас



Полмас - это место проведения коральных работ оленеводов из Ловозера. То есть здесь никогда постоянно и не жили, а использовали это место для временного нахождения. Подъезжая поздним вечером со стороны тундры к Полмасу, кажется, что он похож на обледенелый хуторок.
Пока работы нет, кто-то  здесь обязательно дежурит. Сейчас Костя и Лена.
Раньше на Полмасе были самые спартанские условия. Маленькая комната с двухярусными кроватями. В этом году там построили новый дом, где гораздо больше места и прямо  хорошо.

На Полмасе нет бани, поэтому сразу за стол и с жадностью поедаем то, что приготовила Лена.

Оленей на Кольском не пасут. Их выпускают и они пасутся сами, потому что уйти им некуда - с двух сторон море. Периодически их собирают для всякого разного в определенных местах. Вот одно из таких мест - Полмас.
Костя говорит, что молодежь не идет в оленеводы, поэтому профессия и оленеводство на Кольском постепенно умирают.

Мы в группе много разговариваем. Рассказывают, где кто бывал, что видел. Делимся впечатлениями по прошедшему дню. Просят нашего гида рассказать  истории про другие поездки. Я слишком много говорю. И, естественно, много смеюсь. При этом переживаю, не слишком ли много, не слишком ли громко. Но не могу остановиться, очень весело. А еще я могу не подумавши что-то ляпнуть, потом переживаю, что не то сказала. И все это потому что мы находимся под действием наркотика адреналина, а еще под действием тепла после дня на морозе. Эйфория на лицо.

Постепенно запоминаю имена и теперь знаю, кто из группы Владимир раз, Владимир 2, Владимир 3:). Я начинаю различать не только Ирину с Владимиром из Королева, а еще и Мишу из СПб, Володю, Алексея из Москвы, Диму из Мытищ, белоруссов Александра и опять же Владимира.

Выяснилось, что трое из нас с Камчатки. Тут же возник вопрос, как меня угораздило оказаться потом здесь на севере.
"А я, ребята, вышла замуж за москвича! Только москвич оказался бракованный"
Эта фраза про бракованного москвича очень полюбилась членами нашей группы и часто цитировалась.

Меня спрашивают: "Марина, а ты, наверное, была на всех маршрутах уже?"
Собственно я теперь тоже считаю, что это очень странно, что это не так.



Вечером было сияние. И все, конечно же, его ждали и мечтали увидеть. Можно сказать только за этим и ехали.

Сияние над Полмасом



Уже засыпая я слышала краем уха на втором этаже разговор за политику. Удивилась и уснула. А на утро оказалось, что там были настоящие дебаты, но все закончилось хорошо. Мы же в Антарктиде на континенте дружбы.




Продолжение

Latest Month

October 2018
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Powered by LiveJournal.com