Викулина Марина и Сергей Коняев - Улиткины (2_travellers) wrote,
Викулина Марина и Сергей Коняев - Улиткины
2_travellers

Category:

Мангышлакские похождения Улиткиных. Эльтон и переход в Казахстан


Итак, на нашем горизонте возникло новое слово – Эльтон. Вертела карту, смотрела границы, цокала языком, закатывала глаза, говорила «такс-такс-такс». Короче, в топку планы, едем на Эльтон.

Есть некоторое заблуждение по поводу того, что я все жестко заранее планирую. И чуть ли не все мечтают быть на меня похожими. Это вы бросьте. Я не люблю планы в поездках совсем. Они меня ограничивают, увеличивают стресс и ставят в жесткие рамки. Я совсем совсем этого не люблю. Я люблю ехать, куда глаза глядят, меняя направления и ночуя где придется. Но правда жизни состоит в том, что так можно ехать в Монголию, местами где-то в Европе, еще может куда-то можно. Но только не там, где нужно сэкономить время, деньги и силы заодно. То есть там, где самолеты, машины, поезда, автобусы и гостиницы должны быть увязаны в единую систему, должно быть обязательное предварительное планирование, которое на самом деле меня УБИВАЕТ. Сколько раз я потом жалела, что мы вот тут не две ночи, а всего одну. А вот здесь бы я вообще не остановилась бы, но автобус, поезд, самолет только завтра. Хочется приехать в аэропорт в Сиднее и купить билет на самолет и полететь прямо сейчас. Но такого не бывает, а если и бывает, то за цену в 2-3 раза большую, чем если за полгода бронировать. Ведь переночевать в национальном парке в Африке можно только по предварительному бронированию не менее чем за полгода. А иначе жить тебе за бешеные деньги где-то за пределами и каждый день мотаться туда-сюда. И сколько раз оставленные без брони отрезки пути становились проблемой – как провал на озере Тахо, где мы оказались в пятницу вечером без жилья.




И только поэтому я занимаюсь планированием, только поэтому. Короче, планирование – это вынужденная мера. И когда есть возможность, я плюю на это дело и отдаюсь потоку.

Поэтому узнав про Эльтон, я сразу же меняю маршрут, несмотря на то, что в Астрахани у нас не отменяемое жилье. Поворачиваем на восток. В Волжске, который оказался неожиданным крупным индустриальным центром, был найден Леруа и, наконец, мы не помрем от солнца под гигантского размера (других не было) куска полиэтилена.

И как раз звонят из Астрахани. И век живи, век учись. Оказывается, что под не отменяемым жильем в букинге есть кнопочка «Запросить бесплатную отмену». «Чего ж вы не нажмете, я всегда отменяю, если просят».

На Эльтон ведет хороший асфальт большой петлей через север. То есть нужно возвращаться обратно на несколько сот километров через Саратов. С юга у нас Капустин яр с неизвестной границей. Поэтому мы уверенно сворачиваем с асфальта в степь и ориентируемся по солнцу. На мапс.ми дорог нет. А в советских картах, которые мы загрузили, нет северного Казахстана, потому что мы сюда изначально не собирались.

Конец асфальта



Дорога идет по нетронутой степи. Я такой  никогда нигде не видела. Так выглядела степь когда-то очень давно во времена Чингисхана. Море колышущегося ковыля по пояс.
Я очень боюсь только одного – клещей. У меня прямо паранойя, я бесконечно осматриваю себя и всех остальных участников.

А теперь у нас новое увлечение на маршруте – дрон. Запускаем, осваиваем, летаем, забываем включить запись, теряем его на высоте, бесконечно заряжаем батареи, тратим на это невероятное количество времени.

Я жутко бешусь, в основном из-за времени. И это высшая жизненная несправедливость, конечно. Муж смог бы со мной ходить по магазину выбирать платье? Нет. Он бы ныл, смотрел на часы, говорил бы бесконечно по телефону, нервничал, всем своим видом показывал, что я его достала. А я почему-то вечно должна торчать рядом. То когда мы занимались фотосъемкой, то теперь мы занимаемся дроносъемкой. Нет, правда, посмотрела бы я на него, если бы каждые полчаса тащила бы его в новый магазин за туфлями или платьем. А он при этом должен был бы непрестанно восхищаться и туфлями и платьем и мной.

Короче, я злая. И семейная жизнь – это не череда инстаграмных кадров, а вечные поиски компромиссов.



Почему я не люблю дрон. Во-первых, он шумит, но это полбеды. Во-вторых, и самое главное. Фотоаппарат фиксирует моменты, которые видишь ты сам. Фотографии с дрона, это взгляд дрона, не твой. Нет, интересно посмотреть сверху с точки зрения науки, где какие переходы, границы и прочее. Но как художественное произведение - нет и нет. Это просто технические кадры.

Километров сто по степи по колее среди ковылей и мы прибываем в разрушенный поселок Приозерский.



Сразу едем к озеру Эльтон, которое тут недалеко. Видели змею, честно говоря, не знаю, ядовитая ли. Так что кроме клещей еще дополнительно боюсь и змей.



Тут сейчас будет пару предложений от путешественника-сноба. Эльтон поразил бы больше, если бы не были ранее на больших солончаках. И солончак в Боливии его, конечно, сложно переплюнуть. Поэтому Эльтон безусловно хорош, но прямо в сердце не стрельбанул. Меня гораздо больше впечатлила дорога по степи.

Эльто́н — солёное бессточное озеро. Крупнейшее озеро Волгоградской области и самое большое по площади минеральное озеро Европы (одно из самых минерализованных в мире). Озеро играет важную роль как место остановок во время осеннего пролёта мигрирующих птиц, особенно куликов и журавлей. Глубина — 5—7 см летом; до 1,5 м весной.
Уровень на 15 метров ниже уровня моря. Озеро заполнено насыщенным солевым раствором (рапой), который весной распресняется. Минерализация составляет 200—500 г/л, что в 1,5 раза превышает концентрацию на Мёртвом море. В воде содержатся водоросли Dunaliella salina, придающие красноватый оттенок озеру. На дне озера — залежи солей (главным образом NaCl, KCl) и под ними слой минеральной сероводородной грязи.
До 1882 года на Эльтоне велась добыча соли, в 1910 году на его берегу основан лечебный санаторий «Эльтон» (перенесён на новое место в 1945 году).


Эльтон используют для соляных ванн. Люди ложатся по горлышко и лежат. При этом вода откровенно пахнет гуано.

На лошади подвозят людей от стоянки до пляжа





Соль создает причудливые узоры на бревнах.





На поверхности плавают кристаллики соли









Красиво, но начинается гроза, на озере буря, а мы не знаем, где остановиться. Чисто теоретически можно в палатке. Но вокруг какая-то ровная степь, ни деревца, ни кустика, граница рядом, неуютно. Единственная гостиница – это санаторий с неприлично дорогим проживанием. Подходим на парковке к местным мужикам. Один, который таксует, вызвался отвезти нас куда-то, где сдают квартиру.

Для нас очень и очень необычный опыт, так вот где-то и кого-то жить незнакомого. Баба Наташа. В доме сильно пахнет старостью. Сами хозяева день проводят на летней кухне, которая у всех в округе стоит вторым домиком. Мы пользуемся кухней в доме. Воды нет ни горячей, ни холодной. Туалет жуткий на улице. Двор в руинах. Огород запущен. Сын Сергей где-то скитается по России в поисках работы. Работал в Москве, сейчас собирается в Комсомольск-на-Амуре. Чем там заниматься? Скорее всего и сам не знает. Сейчас он проходит медкомиссию в каком-то далеком городе.



Ребенок во дворе от далекой родственницы. Она (какая-то неведомая мать) жила с одним, так он повесился.



Постельное белье есть. Но не дают пододеяльник. Нужно укрываться просто синтетическим одеялом. Сами они спят без белья. Нам пришлось достать свое одеяло.
Спать было не страшно и не душно. В доме свежий ремонт. Межкомнатных дверей нет. Вся гостиная заставлена креслами и диванами.



У бабушки в Оренбургской области было ровно также. Практически такое же расположение комнат в доме. И шторы, вместо дверей.

Заправиться можно у местного мужика, но баба Наташа не советовала. На Дастере тяжело. Очень маленький бак. Мы заправлялись везде и постоянно боялись обсохнуть.

Село достаточно большое. Много детей. Из работы – железная дорога, парк на Эльтоне и санаторий. Кто может продает водку, бензин, возит туристов, таксует. Но безработица налице.

Марго подружилась с двумя казахскими девочками соседками. Начались игрища. Мы все вместе потом ходили гулять по темному вечернему селу. Молодежь в кустах шарахается. Все ровно также как было в Самарском в Башкирии в конце 80-х. Удивительное дежавю.



Все интересуются, где мы ехали. Мы объясняем.
«Вы что ехали через зону?»
Оказалось, что мы ехали не через степь, а через зону Капустиного яра. Скорее всего мы ехали по границе. Но местные почему-то боятся этого места. Говорят, что завтра начнутся ученья. Что будет во время учений и чем это грозит, никто не знает.

И все чего-то боятся. Какие-то шуганые. Смотрят на нас и удивляются. Мы как с другой планеты для них. Путешествуем с ребенком. Едем куда-то.

Никто из местного населения не знает, можно ли пройти пограничный переход в Казахстан в 10 км отсюда в поселке Джанибек. Когда я искала информацию, то нигде не могла найти ничего про этот переход. Сейчас это невозможно выяснить, потому что интернета нет. В поселке не работает МТС, только Мегафон и Билайн.

Нас уверяют, что через этот переход можно перейти только до ближайшего Джанибека. Въехать в Казахстан через него нельзя. Плюс в Казахстане нужно делать страховку на машину, а в селе ее не делают. Местные возят в Казахстан водку или нет, наоборот – возят оттуда и продают здесь. Я так поняла, что именно для этого и существует переход.

Муж бабы Наташи говорит, что скорее всего там после Джанибека нет дороги, он в 72-м году ездил и не было там дороги.

Мы некоторое время поколебались, но все-таки поехали пробовать. Не возвращаться же обратно через зону.

Доезжаем. Спрашиваем у погранца: «Сквозной ли тут проезд, можно ли пройти и т.д.»
Солдат ушел куда-то уточнять. Мы напряглись. Вернулся – можно.

Заезжаем. Нас просят выгрузить  вещи из машины. Достаем все барахло, подвергаемся полному досмотру.
«А вы правда были в Новой Зеландии?» задает пограничник вопрос, разглядывая паспорт. Сережа некоторое время зависает с ответом. Мне пришлось прийти на помощь.
«Вы только что из Мексики?»
«Нет, мы были год назад»
«А кем работаете?»
«МГУ? Что правда?»
Ощущение, что на этой границе люди жизни не знают совсем. И следующий вопрос будет: "Так вы и Пугачеву видели?"
«А почему въезжаете здесь?»
«Господи, какое вам дело, где мы въезжаем?»
Или «А почему вы спрашиваете?»
Или «А что здесь нельзя въезжать?»
На самом деле «Мы ехали в Казахстан путешествовать, были на Эльтоне, поэтому решили пройти границу здесь»
«Где ночевали?»
«Мы что какие-то нарушители? Что за вопросы? Какое вам дело?»
«У бабы Наташи»
Муж мой начинает все больше и больше кипятиться. Отвечаю на вопросы я. Улыбаюсь, спокойно и без раздражения отвечаю на дурацкие вопросы. При этом мимо нас снуют туда-сюда многочисленные казахи. Въезжают-проезжают. Данный пограничный пункт работает КРУГЛОСУТОЧНО. Но при этом работает исключительно для местных с водкой или может еще для чего?

Час нас досматривали, вроде все завершается и тут пабабабам. ДРОН.
Досматривальщик нашел, что провоз данного прибора входит в компетенцию начальства. Был приглашен, вернее приглашена начальница поста.
«Что это? Для чего это?»
И тут мой муж, который закончил МГУ, руководитель подразделения, владелец бизнеса и всевозможных пароходов говорит: «Это прибор для аэрофотосъемки». Вокруг почувствовалось напряжение и начала сгущаться тьма. «И что вы будете им снимать?»

Я поняла, что срочно нужно брать все в свои руки.
Закрываю мужа грудью, оттесняю в угол, и начинаю щебетать наивной дурочкой. Кстати, оказывается в стрессовой ситуации я так умею.
«На самом деле это просто летающий фотоаппарат для селфи. Понимаете. Это чтобы на палке не держать. Будем щелкать себя сверху. Вот уже до чего дошла техника, ха-ха.» И показываю, как мы это будем делать.
Начальница пошла звонить более крутому начальству. Я в этот момент продолжала невинно щебетать с погранцами. Начальство разрешило нам двинуться дальше с дроном наперевес.

Впереди нас ждет казахская сторона.
«Так все, дорогой, я беру твой «прибор для аэрофотосъемки» к себе в сумку».
Понятное дело, что все это провозить разрешено, но мы в диких степях, вокруг дикие люди, плюс муж мой не очень-то подходит для допросов.

Нас опять полностью досматривали с вывалом всех вещей из машины под недоуменные взгляды казахов, которые едут туда-сюда с водкой.
Слышу краем уха: «А я слышал, что кто-то здесь переходил и до самой Алма-Аты ехал. Да-да»

«Куда едете?»
«В Актау»
«К родственникам?»
«Нет»
«Зачем тогда?»
«Путешествуем»
Пришлось рассказать, как путешествуем. И зачем это собственно делается.

Опять час на досмотре, уже все завершается и тут пограничник: «А что у вас в сумке мадам?»
Можете себе представить, где пару секунд пребывало мое сердце.
«Да, ничего, документы, деньги, фотоаппарат.» Смотрит сверху в раскрытую сумку «Что-то у вас много фотоаппаратов»
«Ой, да мы все в семье фотографы, не вырывать же друг у друга из рук»

Карта маршрута до Джанибека



Въезжаем в Джанибек. В магазине спрашиваем, можно ли где купить местную симку и страховку для машины. Один местный мужик вызвался нам показать.
Страховку оформили. Симку сразу купить не получилось, обед. Час тусовались на рынке с валютчиками. Купили симку и пряников. Заправились бензином. И в путь.

И вот он Казахстан. Абсолютно плоская земля. Степь. Я люблю как пахнет степь. Мой любимый запах. Возможно это связано с детскими воспоминаниями Башкирии и Оренбургской области. Асфальта на дороге нет. Очень напоминает Монголию, но очень даже отличается. Казахи собраны по поселкам и своим домам. Монголы все время куда-то едут. Казахи перемещаются мало. И скота тоже очень мало. Стада в основном лошадиные. Видимо, едят конину. Местами никого на сотни километров. Во всем Казахстане живет 17 миллионов. Только вдумайтесь в эту цифру!

Мой муж служил с казахами. С тех пор он вынес о них свое мнение, которое не поколебимо и сразу скажу, что так и не изменилось после поездки.

В салоне звучит Том Сойер.
Временами я читаю что-то вслух. Например, путеводитель «Полиглот». Я не знаю, кто их пишет, но я тоже могу такой написать. Для этого даже не нужно бывать в стране.

Свернули с дороги и хотели проехать через степь опять в поисках "новых зон". Но вне дорог не вышло, потому что нет советских карт на этот район. А без этого едешь непонятно куда. В итоге встали на ночь посреди степи. Необычно, что леса нет, а птицы поют. Оказывается это жаворонки в небе.



В ровной степи ты открытый на все четыре стороны. Но в тоже время почему-то достаточно уютно. Вспоминаю, как мы ходили в походы когда-то и вот так сидели вечерами около костра без никого. Скучаю по тем временам.

После высадки девочка наша носится как оголтелая. Тяжело ехать целый день даже взрослому, а уж ребенку! Набегавшись, с упоением мучает жуков.

Вдруг подъезжает всадник на белой лошади. Я напряглась, потому что вспоминаю монголов, которые если уж пришли, то без дани не уйдут. Но всадник поинтересовался, не видели ли мы стадо и поскакал прочь.

Это снизу


А это сверху. Там, если приглядеться, видно нас. А еще видно границу пожара



Надули матрас, матрас среди ночи начал сдувать. О, ну, это же мы проходили в Англии. Может помните? В темноте стали туда-сюда на нем перекатываться. В итоге сдули его совсем. А спать на жестком старыми костями – ох, тяжело уже!!!!!



Продолжение следует

Tags: Казахстан, Улиткина пишет, Эльтон, путешествия Улиткиных, путешествия с детьми, степь
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments